ВАП – юридичні та детективні послуги
Всеукраинская ассоциация полиграфологов
+38 044 578 19 00 +38 096 966 90 00 info@polygraph.ua все контакты
ПРЕЗИДЕНТ УКРАЇНИ

Статьи (NEW)

Алексеев Л.Г. Социальная адаптация в рамках методики контрольных вопросов


Алексеев Л.Г. Социальная адаптация в рамках методики контрольных вопросов


Оставаясь в рамках адаптационной теории возникновения реакций в психофизиологическом тестировании, важно понять какова роль и теоретическая подоплека различных методических приемов, используемых в таком тестировании.

Непреложным остается факт, согласно которому выводы по результатам тестирования строятся на основании сравнения реакций на контрольные и проверочные вопросы, в традиционном варианте применения полиграфа. Поисковый формат скринингового вопросника предполагает отсутствие специально формулируемых  контрольных вопросов. Все вопросы такого вопросника несут одинаковую психологическую значимость для тестируемого, все они одновременно и контрольные и релевантные. Предполагается, что вопрос, вызвавший наибольшую физиологическую реакцию, является эмоционально значимым для испытуемого (независимо от семантики ответа: да, нет, молчание), откуда делается вывод о зоне социальной чувствительности тестируемого. Ряд уточняющих вопросов, заданных под разными углами зрения, может прояснить причину такой чувствительности, выявить: вызвано ли это отклонением самого тестируемого от социальных норм поведения или является следствием наблюденного негативного опыта. Так или иначе, тестируемый пребывает в ситуации оценки его социальной надежности и его реакции являются следствием адаптации к условиям тестирования, помятую о том, что в данном случае адаптация происходит на самом верхнем уровне нейро-психической организации субъекта. Здесь применимы психологические категории и критерии для описания процессов адаптации.

Часто приходится слышать мнение испытуемых о том, что процедура тестирования с помощью полиграфа не из приятных, поскольку посторонний для них субъект пытается дать оценку личности испытуемого. Приходилось слышать и более откровенные признания. Обычно, за этим, иногда тщательно скрываемым негативным отношением испытуемого к процедуре, всегда незримо стоит вопрос: « А на каком основании?».

Все это говорит о том, что процедура объективной регистрации эмоций, в отличие от обыденной жизни, когда человек в общении может своим поведением не только скрыть эмоции, но и ввести оппонента в заблуждение, несет в себе элемент неотвратимости и реальную опасность, поскольку уровень квалификации эксперта испытуемому неизвестен и возможность ошибок не исключена. За этим кроется потенциальная угроза изменения социального статуса испытуемого, его социальной роли в ближнем окружении, возможно успешности деятельности в плане достижения ближних и дальних целей.

Поставив вопрос о том, какое из теоретических обоснований возникновения физиологических реакций в тестировании наиболее адекватно описывает процесс реагирования, мы должны, прежде всего, задать себе, вопрос: какой из мотивов поведения и деятельности наиболее актуален для испытуемого на момент тестирования. Это может быть мотив сокрытия асоциального проступка, мотив самосохранения, продиктованный боязнью возможного физического ущерба, мотивы социальной дезадаптации, мотивы самоактуализации, гипертрофированный мотив обмана эксперта без каких-либо на то оснований и т.д. Коль скоро мы не знаем этого, применима любая из теорий, описывающих процессы реагирования испытуемого при тестировании (аффекта, информационная, угрозы наказания, условнорефлекторная), а может быть и все вместе. Часто характер реакции испытуемого дает основание для вывода, что это не столь далекое от истины предположение. Как правило, многофазные реакции говорят о том, что испытуемому свойственна игра мотивов в процессе реагирования на стимул.

Отсюда, утверждать преимущество какой-либо из названных теорий бессмысленно. Единственно непреложным остается влияние адаптационных сил организма в процессе возвращения к стабильному состоянию гомеостаза и связанные с этим эмоциональные затраты, наполняющие работу всех компенсационных систем энергетическим содержанием.(1)

Далеко не праздным выглядит вопрос о том, что же в своей сущности представляет собой контрольный вопрос, обычно используемый в криминальных расследованиях. Согласно традиционным взглядам, это вопрос близкий по характеру проверочному вопросу, но менее серьезной природы, который вызывает у испытуемого сомнение в правильности или искренности ответа. Часто контрольный вопрос имеет практически ту же формулировку, только отставлен от проверочного вопроса по времени, месту или обстоятельствам.

Бытующее в среде практических психофизиологов представление о сущности контрольного вопроса, особенностях его формулирования, на наш взгляд обедняет возможности методов тестирования с помощью полиграфа, создает вакуум в их развитии. Дискуссии разных школ подготовки полиграфологов в Америке сводятся к тому, что одни настаивают на наличии контрольных вопросов в вопросниках и строят алгоритмы обработки результатов, ориентируясь не только на содержание вопросов, но и на их место расположения в теле вопросника; другие вообще отрицают наличие таковых, считая, что игра с контрольными вопросами неблаговидное занятие и, как бы их не формулировали, они не могут быть контрольными по своей сути. Как всегда, истина находится между крайностями.

Уже в течение восьми последних лет нами используется технология контроля тревожности испытуемого в процессе тестирования. Этому предшествовала исследовательская работа по реализации идеи о применении психологических опросников в практике психофизиологических обследований с применением полиграфа.

Содержательная сторона идеи состояла в том, что с помощью объективной регистрации эмоциональных реакций испытуемого при ответах на вопросы психологического теста можно получить более объективную картину, характеризующую типологические свойства испытуемого. Идея, на взгляд, достаточно проста, но не столь очевидна при детальном рассмотрении.

Пространные вопросы психологического теста, умышленно скрывают от тестируемого намерения психолога о проверке того или иного психологического качества личности обследуемого. Это приводит к тому, что испытуемый вынужден включить механизм оценки содержания вопроса, сопоставить содержание ответа с той социальной нормой, которая на его взгляд, не позволит ему опуститься ниже соответствующих социальных ориентиров, и только в этом случае ответить.

Цепочка мысленного восприятия достаточно сложна и не соответствует традиционным формам психофизиологического тестирования, для которого свойственны прямые, однозначно трактуемые вопросы, не требующие длительного обдумывания и включения механизма оценки содержания вопроса.

На этапе выбора устного ответа ДА или НЕТ тестируемому остается только включить механизм собственной социальной оценки на основе усвоенного социального опыта. Соответствие между этими двумя виртуальными психологическими категориями требует от испытуемого утвердительного ответа и не вызывает эмоционального напряжения. Рассогласованность между усвоенной социальной нормой и оценкой собственных детерминант поведения, деятельности, мотиваций, потребностей, вызывает у испытуемого эмоциональное напряжение, пропорциональное степени этой рассогласованности, значимости ситуации оценки (т.е. тестирования), тяжести неотвратимо наступающих для него последствий.

Иными словами, мозг как субстрат мыслительной деятельности человека, содержит две системы координат. Одна – усвоенного социального опыта, другая — собственные детерминанты личности. Человеку свойственно постоянно сравнивать их между собой, соразмеряя свои поступки, действия с принятыми в обществе социальными нормами. Во всей полноте это свойственно человеку в ситуации психофизиологического тестирования.

Следует заметить, что речь идет о действии вербального стимула, о процессе адаптации тестируемого в ходе психофизиологического тестирования на психологическом уровне, требующего включения высших звеньев нейропсихической регуляции.

В соответствии с вышеизложенным, вопросы психологического теста акцентуаций личности (тест Леонгарда), были пересмотрены, сокращены и упрощены, с целью возможно быстрого и элементарно упрощенного восприятия испытуемым (3). Каждой из выбранных шкал теста Леонгарда (возбудимость, тревожность, педантичность, субъективный контроль-УСК) были поставлены в соответствие пять модифицированных вопросов.

Таким образом был сформирован компактный вопросник проверки психофизиологической надежности испытуемого. Достаточно длительный опыт применения опросника (более 1000 исследований) показал его высокую эффективность.

Возражения ортодоксальных психологов о том, что была нарушена структура теста, выдернуты отдельные шкалы из разных тестов, нарушена последовательность вопросов, которая регламентируется волосностью тестов, в данном случае не может быть принята во внимание. В отличие от психологических опросников, где валидность тестов определяется на этапе их разработки, либо контролируется при тестировании с помощью специальных шкал (шкала искренности), в случае психофизиологического исследования, искренность ответов испытуемого контролируется объективно регистрируемыми эмоциональными реакциями.

Последующая практика показала, что вопросы шкалы тревожности теста Леонгарда можно и следует включать в опросники психофизиологического тестирования. С их помощью легко контролировать уровень тревожности испытуемого в ходе любого вида тестирования (скринннговое тестирование при отборе кадров, проверка лояльности, криминальные расследования). Результаты обследования становятся гораздо более очевидными, сокращаются затраты времени на тестирование, метод переходит из разряда вероятностного в детерминированный, когда достоверный вывод можно сделать на основании лишодного предъявления опросника.


Для получения полного текста данной книги направьте заявку на почту Всеукраинской ассоциации полиграфологов:  info@polygraph.ua



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.


ААКТУАЛЬНО

ПРЕИМУЩЕСТВА ВАП

Став членом Всеукраинской ассоциации полиграфологов, Вы откроете для себя новые возможности и перспективы


ОБУЧЕНИЕ ПОЛИГРАФОЛОГОВ

Только мы готовим полиграфологов на базе Национального университета. Наши ученики получают документ об образовании государственного образца


ЕДИНЫЙ РЕЕСТР ПОЛИГРАФОЛОГОВ

По инициативе ВАП был создан Единый реестр полиграфологов Украины. На данный момент в Реестре более 100 полиграфологов.


ВАП ИМЕЕТ ПРЕДСТАВИТЕЛЬСТВО В КАЖДОМ РЕГИОНЕ УКРАИНЫ

На данный момент ВАП имеет 22 Представительства во всех областных центрах. Мы оперативно обслуживаем корпорации с сетью филиалов и подразделений.


РУБИКОН – ПЕРВЫЙ УКРАИНСКИЙ ПОЛИГРАФ

Полиграф «Рубикон» имеет 7 регистрационных каналов, 5 лет гарантии, сверхкачественные датчики и сеть сервисных центров по Украине.




ИССЛЕДОВАНИЯ С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ ПОЛИГРАФА

Полиграфологи ВАП всегда готовы организовать профессиональные исследования любой сложности с высочайшей достоверностью