ВАП – юридичні та детективні послуги
Всеукраинская ассоциация полиграфологов
+38 044 578 19 00 +38 096 966 90 00 info@polygraph.ua все контакты
ПРЕЗИДЕНТ УКРАЇНИ

Без рубрики

Холодный Ю.И. Итоги 15-летия легализации полиграфа в России и актуальные задачи ближайшего будущего


Холодный Ю.И. Итоги 15-летия легализации полиграфа в России и актуальные задачи ближайшего будущего

Для тех, кто связал свою профессиональную жизнь с полиграфом, этот год является юбилейным: весной 1993 г. было легализовано применение полиграфа в правоохранительной практике России. В настоящее время в стране наблюдается активный рост прикладного применения опросов с использованием полиграфа (ОИП), и наглядным свидетельством тому является — третья в течение последних трех месяцев конференция.

За истекшие годы российские полиграфологи совместными усилиями добились значительных успехов в прикладном применении полиграфа в стране. Остановимся лишь не тех из них, которые, с моей точки зрения, являются важнейшими.

  1. Самое главное наше достижение заключается в том, что полиграф прочно вошел в общественную практику России.

В частности, ОИП активно применяют в своей работе органы МВД, ФСБ, СВР, ФСИН и ФСНК. Начато внедрение полиграфа в деятельность Федеральной таможенной службы, Следственного комитета при Генеральной прокуратуре РФ и других федеральных ведомств. К сожалению, отсутствуют достоверные статистические данные об объемах применения полиграфа в стране. Однако можно утверждать, что, исходя из самых приблизительных оценок, государственными органами России ежегодно проводится не менее 40 000 проверок на полиграфе различного целевого назначения.

Еще более активно, опережая государственный сектор, проверки на полиграфе применяются частными компаниями и фирмами. В совокупности это позволяет предположить, что в стране ежегодно проводится, по-видимому, около 100 000 проверок на полиграфе. Такие оценки дают основание утверждать, что Россия входит в пятерку ведущих стран-пользователей полиграфа, уступая, только США и, по-видимому, континентальному Китаю.

  1. За истекшие 15 лет проверки на полиграфе перестали быть столичной экзотикой, которой владели один-два десятка человек. Опять-таки, не обладая точными статистическими данными, можно высказать предположение, что в настоящее время в стране работает не менее 250 специалистов на государственной службе и примерно столько же (или даже больше) — в сфере частного предпринимательства.

Из нескольких сот российских специалистов, работающих с полиграфом, едва ли 5% получили подготовку в зарубежных школах. А это свидетельствует о том, что в стране сложилась отечественная система подготовки специалистов данного профиля, и по количеству полиграфологов Россия, по-видимому, также входит в пятерку стран мира, лидирующих в данной области.

Попутно следует отметить, что отечественные полиграфологи содействовали тому, что полиграф вошел в общественную практику в ряде стран СНГ. В частности, российскими специалистами были подготовлены первые полиграфологи Белоруссии, Украины, Молдавии, Армении, Казахстана и Киргизии.

  1. Следующим очевидным достижением является то, что российские специалисты обеспечены компьютерными полиграфами отечественного производства. Россия является одной из пяти стран, которые выпускают этот класс аппаратно-программных средств. В данной области в стране работают шесть коммерческих компаний, которые производят более десятка различных моделей компьютерных полиграфов. (Для сравнения, на североамериканском континенте работают три американские и одна канадская компания, которые
    выпускают 6-7 моделей компьютерных полиграфов.)

Следует особо подчеркнуть, что лучшие модели отечественных полиграфов не уступают по своим тактико-техническим возможностям последним образцам заокеанских приборов этого же класса, а по некоторым характеристикам российские модели превосходят зарубежные. В России наметилась перспективная тенденция производства исследовательских комплексов, которые, помимо регистрации традиционных для полиграфов физиологических процессов, осуществляют анализ почерка обследуемого человека и его речи.

  1. За истекшие годы ОИП перестал быть нетрадиционным методом непонятной природы, допустимость применения которого при раскрытии и расследовании преступлений оспаривалась целым рядом правоведов и криминалистов. В результате проведенных на рубеже XX-XXI веков научных исследования в области криминалистики ОИП занял достойное место в системе методов и средств этой прикладной науки. И, что особенно существенно, в этом году криминалистические диагностические исследования с применением полиграфа впервые включены в вузовский учебник по криминалистике1 в качестве самостоятельной главы в разделе «Криминалистическая техника».
  2. Успехи в разработке криминалистических основ психофизиологического метода «детекции лжи» привели к тому, что результаты, полученные с помощью полиграфа, стали рассматриваться судами различных инстанций в качестве доказательств, а сами ОИП стали выполняться в форме судебно-психофизиологической экспертизы (СПФЭ).

Хотя допустимость и технология применения полиграфа в процессуальных условиях является в настоящее время одной из наиболее дискуссионных проблем, необходимо отметить одну важную деталь. Судебная практика США пришла к необходимости принятия к рассмотрению результатов, полученных с помощью полиграфа, в качестве доказательств лишь в начале 1990-х годов, т.е. через 70 лет после внедрения полиграфа в американскую полицейскую практику. Мы же вышли на этот уровень в самом начале XXI века, т.е. всего через 8-9 лет после легализации полиграфа в России.

  1. Наконец, еще одним важным достижением является разработка проекта Федерального закона «О применении полиграфа», в обсуждении и подготовке которого приняли участие ученые и специалисты 11 федеральных ведомств России. Эта работа была выполнена специальной рабочей группой при Комитете Государственной Думы по безопасности. Законопроект был подготовлен осенью 2007г., и есть основания полагать, что в ближайшее время он будет представлен на рассмотрение законодателя. Для сравнения необходимо отметить, что Kонгрecc США впервые обратил внимание на полиграф через 10 лет после начала использования этого прибора в стране. Затем американскому Koнгреccy понадобилось еще 25 лет, чтобы принять в 1988 г. специальный закон о применении полиграфа в США. Имея всего 15-летний стаж легитимного применения полиграфа, мы в России уже вышли на уровень аналогичного законопроекта. Будем надеяться, что российский законодатель будет более активен, чем американский, и для принятия закона о полиграфе ему не понадобится четверть века.

Однако, отмечая наши достижения, необходимо также видеть наши проблемы и недостатки в работе.

Прошедшие осенью этого года в Москве и в Сочи конференции дали возможность выступить тем, кто работает в области теории и практики ОИП. Анализ материалов этих конференций наглядно показал те актуальные вопросы текущего периода развития полиграфа в России, которые волнуют многих специалистов и ученых. Такими вопросами являются:

1) совершенствование методических средств проверок на полиграфе;

2) компьютерные полиграфы и их сертификация;

3) обработка и оценка данных, регистрируемых с помощью полиграфа;

4) проблема судебно-психофизиологической экспертизы;

5) технология подготовки и повышения квалификации полиграфологов;

6) актуальность принятия федерального закона, регулирующего применение полиграфа в РОССИИ.

Названные вопросы очень важны, и каждый из них заслуживает отдельного внимательного изучения и обсуждения; вместе с тем этот перечень является далеко неполным. Поэтому из-за ограниченности объема данной статьи рассмотрим только три вопроса, которые имеют определяющее значение для дальнейшего успешного развития и распространения полиграфа в России.

Важнейшим тактическим вопросом является вопрос о подготовке полиграфологов. Общепринятым является мнение о том, что успешность прикладного применения полиграфа на 90% зависит от выучки специалиста, который работает с этим прибором. Появление и развитие компьютерных полиграфов, увлечение компьютерными Программами обработки данных привело к тому, что требования к подготовке полиграфологов стало отходить на второй план. В 90-е это увлечение довело до того, что некоторые «умельцы от полиграфа» стали утверждать: основная задача полиграфолога — присоединить проверяемого к прибору и зачитать ему вопросы. А все остальное сделает полиграф.

Основав в 1996 г. школу подготовки полиграфологов в Институте криминалистики ФСБ России и проработав в этом направлении уже более 10 лет, могу констатировать, что деятельность полиграфолога требует специализации. До недавнего времени их было две —  кадровые полиграфологи, работающие в сфере кадрового отбора, и оперативные
полиграфологи, обеспечивающие потребности оперативной, оперативно-розыскной и следственной практики.

Кадровых полиграфологов проще ГОТОВИТЬ из специалистов подразделений профотбора: это лица с базовым образованием психолога, психиатра, невролога и т.п., и их подготовка составляет 450-500 учебных часов.

Для подготовки в качестве оперативных полиграфологов отбирают лиц из числа оперативных сотрудников, проявивших интерес к овладению методом ОИП, и кадровых полиграфологов, проявивших интерес и склонность к оперативно-следственной работе. Подготовка этой категории полиграфологов занимает не менее 1100 часов.

Появление судебно-психофизиологической экспертизы обязывает дать оперативному полиграфологу дополнительный объем знаний в области судебной экспертизы и применения полиграфа в процессуальных условиях. Как следствие этого, возникает необходимость формирования новой специализации — полиграфолог с правом выполнения СПФЭ.

Известно, что подготовить молодого специалиста-полиграфолога можно примерно за год. Эта технология реализуется в России в нескольких школах, где учебная программа реализуется в объеме 500-550 часов.

Острая нехватка в России полиграфологов вообще и высокой квалификации в частности приводит к тому, что постоянно приходится видеть стремление отдельных руководителей и специалистов государственных и коммерческих структур ускорить процесс такой подготовки. Однако давно известно, что в реальности полиграфолог «дозревает до кондиции» примерно на третьем-пятом году своей деятельности. За это время из профессии уходят «слабые», остаются «сильные», и ускорить этот процесс практически невозможно.

В связи с этим вызывают озабоченность появление в стране ускоренных программ подготовки полиграфологов. Например, декларируется возможность подготовить из любого человека с высшим образованием за 560часов судебного эксперта для выполнения СПФЭ. Еще более тревожная ситуация сложилась в некоторых коммерческих школах, где ускоренная подготовка полиграфологов порой превосходит все ожидания и приобретает анекдотичный характер. В частности, можно найти предложения, когда фирма берется подготовить «специалиста» за 180часов и даже менее этого, в том числе — и через Интернет, при стоимости обучения в 50 000-60 000 рублей.

Если же оценить стоимость учебного процесса, то оказывается, что такая заведомо ущербная экспресс-подготовка обходится за час обучения на 30-50% дороже, чем в школе, осуществляющей подготовку в объеме 450-500часов.

К сожалению, следует признать, что недопустимо низкое качество подготовки полиграфологов отдельными школами общеизвестно: в частности, коллега из Казахстана отмечал, что «более всего настораживает появление в Республике полиграфологов, прошедших двухнедельные обучающие курсы в России. Нетрудно представить уровень их подготовки».

Второй вопрос, на котором необходимо остановиться — это применение ОИП в процессуальной практике.

Часто этот вопрос сводится к возможности или невозможности выполнения ОИП в форме СПФЭ.

Во-первых, рассматривая применение ОИП при раскрытии и расследовании преступлений, необходимо понять, всегда ли необходимо полученному с помощью полиграфа результату придавать статус доказательства.

Во-вторых, уголовно-процессуальный закон допускает несколько вариантов представления результатов, полученных с помощью полиграфа, в качестве доказательств по делу, и выполнение СПФЭ — лишь один из таких вариантов.

Наконец, в-третьих, выполнение ОИП в форме СПФЭ не противоречит Федеральному закону «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации». Свою точку зрения по этому вопросу представил Семенцов В.А., подвергший критике «распоряжение МВД России от 31 января 2008г., по которому специалистам-полиграфологам предписывается исключить практику проведения судебно-психофизиологических экспертиз и не допускать нарушения ими нормативно-правовых актов, регламентирующих данное направление служебной деятельности»3. Выступая с позиции судебно-экспертной науки, этот ученый приводит весомую аргументацию, с которой трудно не согласиться.

Вместе с тем, учитывая сложившуюся в стране ситуацию с области подготовки полиграфологов, позицию МВД России по данному вопросу едва ли можно считать ошибочной. Скорее, напротив. Принятое распоряжение следует признать правильным —  во всяком случае, как временную меру —  до тех пор, пока каким-либо государственным экспертным учреждением не будет разработана и поставлена на службу экспертному сообществу валидная методика выполнения СПФЭ.

То, что сейчас проводится с помощью полиграфа и именуется СПФЭ, в большинстве случаев экспертизой не является. Более того, полиграфологи из тех, кто берется делать такие экспертизы, даже не подозревают, что технологии тестирования на полиграфе в интересах ОРД и при выполнении СПФЭ существенно отличаются, а для проведения СПФЭ подходит далеко не любой компьютерный полиграф.

Нередки случаи, когда при расследовании тяжких и особо тяжких преступлений такой, не имеющий необходимых знаний «специалист от полиграфа», с лихостью проводит СПФЭ за 2-2,5часа, включая двадцатиминутную предтестовую беседу. Некомпетентность полиграфологов при выполнении СПФЭ уже привела к тому, что отмечены случаи отказа в принятии судами результатов таких экспертиз в качестве доказательств.

Высказанные критические замечания не следует рассматривать как стремление закрыть дорогу СПФЭ в практику.

Напротив, необходимо продолжать работы по научному обоснованию технологии выполнения ОИП в форме СПФЭ. Каким образом результаты, полученные с помощью полиграфа, будут использованы процессуальной практикой в будущем, покажет время. Но, принимал к исполнению жесткие требования, которые диктует уголовно-процессуальный закон и судебно-экспертная деятельность, те, кто работает в области теории и практики СПФЭ, вынуждены будут совершенствовать технологию ОИП и определить, в каких следственных ситуациях, по каким классам дел проведение экспертизы является оправданным и оптимальным.

Наконец, важнейший третий вопрос, стратегический — это вопрос о принятии Федерального закона «О применении полиграфа».

Принятие такого закона остро необходимо для государственных органов: оно стимулировало бы правотворческую деятельность в федеральных ведомствах, где правовое регулирование применения ОИП в области кадровой работы и оперативно-следственной практики явно отстает от требований сегодняшнего дня.

Такой закон еще более необходим для негосударственной сферы, где правовое регулирование применения ОИП, косвенно подпадая под действие трудового законодательства, остро нуждается в детальном регламентировании: его отсутствие уже привело к злоупотреблениям полиграфом и, как следствие, нарушению прав российских граждан.

Федеральный закон «О применении полиграфа» позволил бы установить единые нормы применения полиграфа во всех сферах жизни общества (в частности, порядок и систему подготовки полиграфологов), а многие недостатки и нелепости в использовании ОИП, наблюдаемые в настоящее время и хорошо известные полиграфологам, лишились бы почвы для своего существования.


Для получения полного текста данной книги направьте заявку на почту Всеукраинской ассоциации полиграфологов:  info@polygraph.ua




ААКТУАЛЬНО

ПРЕИМУЩЕСТВА ВАП

Став членом Всеукраинской ассоциации полиграфологов, Вы откроете для себя новые возможности и перспективы


ОБУЧЕНИЕ ПОЛИГРАФОЛОГОВ

Только мы готовим полиграфологов на базе Национального университета. Наши ученики получают документ об образовании государственного образца


ЕДИНЫЙ РЕЕСТР ПОЛИГРАФОЛОГОВ

По инициативе ВАП был создан Единый реестр полиграфологов Украины. На данный момент в Реестре более 100 полиграфологов.


ВАП ИМЕЕТ ПРЕДСТАВИТЕЛЬСТВО В КАЖДОМ РЕГИОНЕ УКРАИНЫ

На данный момент ВАП имеет 22 Представительства во всех областных центрах. Мы оперативно обслуживаем корпорации с сетью филиалов и подразделений.


РУБИКОН – ПЕРВЫЙ УКРАИНСКИЙ ПОЛИГРАФ

Полиграф «Рубикон» имеет 7 регистрационных каналов, 5 лет гарантии, сверхкачественные датчики и сеть сервисных центров по Украине.




ИССЛЕДОВАНИЯ С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ ПОЛИГРАФА

Полиграфологи ВАП всегда готовы организовать профессиональные исследования любой сложности с высочайшей достоверностью