fbpx

Бессонова С.Ю., Петров А.М., Мягких С.Г. Детектор правды

Бессонова С.Ю., Петров А.М., Мягких С.Г. Детектор правды

Бессонова С.Ю., Петров А.М., Мягких С.Г.

Детектор правды

 Введение. Правда есть, так правда и будет

Книга, которую Вы держите сейчас в руках, уважаемый читатель, весьма своеобразна не только по обширности своей тематики, но и по своему названию. Любой из Вас, вероятно, когда-либо видел в кино или читал о «детекторе лжи», “полиграфе”         (гр. Poligrah – много пишу), “лайдетекторе” (от англ. – lie detector – детектор лжи), «вариографе» (термин, используемый польскими специалистами). В специальной и другой литературе этими названиями, как правило, обозначается, один и тот же многоцелевой медико-биологического прибор, который предназначен для регистрации нескольких (от 4 до 16) параллельно протекающих физиологических процессов: дыхания, кровяного давления, биотоков (мозга, сердца, скелетной и гладкой мускулатуры и т.п.).

Какова же причина, что название этой книги имеет нестандартное название: “Детектор правды”?

Во-первых, по мнению авторов, указанные понятия не отражают истинной сущности назначения прибора, который в отечественной литературе чаще всего обозначается “полиграфом”. Например, первый полиграф был создан в начале прошлого века английским кардиологом Дж. Маккензи и предназначался исключительно для клинических целей, и до сих пор аппараты с аналогичным названием имеют многоцелевое назначение.

Во-вторых, полиграф практически не определяет саму ложь, а только отмечает определенные физиологические изменения в организме человека. Для этой цели проверяемого усаживают в кресло или на стул, прикрепляют датчики, задают ему по специальной методике вопросы и, на основании зарегистрированных физиологических реакций и полученных ответов, приходят к выводу о том, говорил ли опрашиваемый правду.

В-третьих, в книге рассмотрены не только инструментальные возможности выявления скрываемой информации опрашиваемого лица, но и многочисленные другие психологические и лингвистические приемы, позволяющие дать оценку правдивого поведения испытуемого. Авторы не настаивают на том, что название книги “Детектор правды”, наиболее удачное, по сравнению с другими общепринятыми устоявшимися понятиями, поэтому в главах книги используется весь набор терминов, используемый при написании аналогичных работ. Хотя следует отметить, что практические специалисты в области полиграфных исследований считают, что для достижения объективных результатов в каждом опрашиваемом лице они должны прежде всегда видеть правдивого человека. Это обязательное правило каждого профессионального полиграфолога!

В представленной книге, кроме подробного изложения методик работы на полиграфе, отражены особенности выявления скрываемого обстоятельства как по вербальным – речевым, так и невербальным (мимике, жестам, вегетативным проявлениям организма) характеристикам опрашиваемого. Рассматриваемая авторским коллективом проблема правды – лжи представлена в объемном видении не только психологической, но и физиологической её специфики, что сопоставляется с новыми направлениями в теории полиграфных проверок.

Представляется перспективным применение психологических способов, в том числе использование ассоциативных связей, для побуждения к высказыванию человека скрываемой информации.

В указанных случаях просматривается не только применение теоретических знаний в практике, но и фундаментальных наработок классической психологии применительно к специфике конкретных ситуаций.

Впервые рассмотрены вопросы суггестивной лингвистики применительно к полиграфным исследованиям. Теоретической и практической базой послужили разработки одного из авторов книги – доктора филологических наук, профессора Ирины Юрьевны Черепановой. На конкретных примерах рассмотрена возможность компьютерных программ, позволяющих измерять и усиливать суггестивность текстов.

В книге обобщен многолетний опыт специалистов в области полиграфных исследований С.Г. Мягких и А.М. Петрова.

Изложенный материал рассчитан на специалистов опроса граждан с использованием полиграфа, работающих в сфере обеспечения безопасности, студентов, курсантов высших учебных заведений, сотрудников правоохранительных органов, которые интересуются методами выявления скрываемой информации с помощью психологической и инструментальной детекции лжи. Книга представляет огромный интерес и для потенциальных заказчиков полиграфных исследований, которые пока сомневаются в возможностях данного подхода, может быть, именно вследствие привычной декларации в названии самого метода понятия «лжи». Ведь недаром в народе говорят: «Ложь стоит до улики (правды)». И еще: «Неправдою весь свет пройдешь, да назад не вернешься». Наша задача – сделать правое дело, вернуться и одержать победу над Кривдой.


 

Глава 1

Некоторые психологические возможности выявления скрываемой информации

Характеристика черт лица

С древности люди стремились найти соответствие между строением черт лица человека и свойствами его характера. Попытки провести взаимосвязи между внешними данными человека и его внутренней сущностью встречаются у лучших умов человечества – Аристотеля, Пифагора, Сократа, Гиппократа и др. Происходило это, вероятно, потому, что, как отмечает Л.П. Гримак, “интуитивное ощущение единства психического и соматического пробуждало человеческую любознательность с древнейших времен и заставляло вести поиск телесных примет, отражающих душевные качества их обладателя” [30]. Несмотря на многовековой опыт человечества в этой сфере знания, накопленный материал осмысливается в рамках физиогномики – учения о выражении человека в чертах лица и формах тела; в широком смысле – искусство толкования внешнего облика наблюдаемых явлений, учение о выразительных формах какой-либо области действительности и т.п. [68].

В признанных официально научных исследованиях проблема восприятия человека человеком представлена довольно всесторонне, начиная с первых моментов общения, заканчивая анализом психологических закономерностей взаимодействия людей в самых разных ситуациях. Что же касается отражения внешнего облика человека в первые минуты общения, то, безусловно, фиксируется сам факт значимости черт лица, эмоционального реагирования на них, с учетом индивидуального опыта, личных установок, сиюминутного настроения, существующих стереотипов восприятия и т.д.

Однако, научных исследований, выявляющих высокозначимые взаимосвязи черт лица человека и его качеств и склонностей, за редким исключением, практически нет [34].

Сомнения ученых вполне понятны, т.к., с одной стороны, такие исследования являются вкладом в физиогномику, которая большинством психологов считается псевдонаучной дисциплиной на сегодняшний день. С другой же стороны, практически все концептуальные современные направления научной психологии единодушны в том, что человек настолько сложное (системное, интегральное и т.д.) [3] образование, что однозначные связи к нему не применимы.

Вместе с тем, все киноискусство с характерными героями, театр с его образами, например, “маской лицедейства”, актерский грим, портретная живопись построены фактически на принципах физиогномики. Кроме того, не только в повседневном общении, но и во многих профессиональных сферах, соприкасающихся с людьми, мы бессознательно или осознанно ориентированы на истолкование качеств личности по внешним чертам. Особую важность и интерес в этом направлении представляет специфика искажения информации в процессе общения, ложного поведения, ситуации обмана, которые наполняют практически любое общение гораздо чаще, чем принято думать.

Если не считать роста, как самого первого воспринимаемого нами элемента внешнего облика (см. табл. № 1), то наиболее информативными являются черты лица, а затем уже телосложение, поза, жестикуляция и т.д. [10].

Как видно, элементы внешнего облика лица (глаза, мимика, нос, рот, губы и т.д.) имеют явное преимущество в интенсивности восприятия, в отличие от элементов тела (телосложение, поза, жестикуляция) [10].

Отсюда, дальнейшая логика изложения материала будет строиться в соответствии с последовательностью восприятия элементов внешнего облика человека.


 

Лицо (голова, мимика)

Лицо является ценным источником информации с точки зрения выявляемых признаков лжи. Даже если человек прекрасно собой владеет, он должен контролировать слишком много параметров (телодвижения, жесты, мимику, слова, интонации), чтобы где-нибудь не допустить утечку информации. Однако, чаще всего лжецы контролируют то, за чем, по их мнению, наблюдают особенно пристально – это слова и выражение лица [87]. По мимике все же легче заметить обман, чем по словам, т.к. лицо непосредственно связано с областями мозга, отвечающими за эмоции [87]. Поэтому скрыть какие бы то ни было эмоции – более сложная задача, чем обмануть при помощи слов [87]. Специальные исследования показали, что некоторые люди от природы артистичны и, являясь отличными лжецами, справляются и с этой задачей [87]. Однако, в какой-то момент истинная информация может просочиться в виде другой эмоции (например, страха), бледности или покраснения, различных микровыражений и т.д.

На какие же признаки можно ориентироваться при выявлении ложного поведения? Мы рассмотрим статичные и динамичные такие признаки.


 

Статичные признаки обмана

В специальной литературе рассматривается взаимосвязь самых  разных очертаний лица и черт характера [14]. Применительно к рассматриваемой теме нас заинтересовала лишь следующая характеристика японских исследователей, которые в характере человека с треугольным лицом отмечают признаки хитрости и неуживчивости. “Такие люди, по мнению физиогномистов, не склонны к привязанности и преданности. Говорят, что среди шпионов и изменников больше всего людей с треугольной формой лица” [14].

О связи величины головы и предрасположенности к обману говорил еще Ламброзо. По его мнению “убийцы большей частью брахицефалы [короткоголовые] с мощными челюстями, длинными ушами и стекловидными глазами, воры – долихоцефалы [длинноголовые] с маленькими глазками” [14]. К определенным признакам вероятной склонности к преступности относятся также неправильное строение черепа и асимметрия лица [14].

В современных источниках указаны следующие сопоставления: “Несоразмерно малая голова присуща глупому, слабому и лживому человеку; маленькая, втянутая в плечи голова – завистливому, льстивому и нечистоплотному человеку; маленькая, с длинной шеей – слабому, злому и порочному… заостренная голова – говорит о преступных наклонностях и тщеславии” [14].

Из практики следственной деятельности известно, что ярко выраженная затылочная область головы свидетельствует о врожденном интеллекте и высокой эмоциональности. Замечено, что у многих гомосексуалистов также имеется этот признак, в сочетании с женским вариантом оволосения в области шеи (две волосяные дорожки – у женщин и одна в середине шеи – мужской тип оволосения).

Наконец, рассмотрим основные положения головы. При наклоне головы вниз, можно с достаточной степенью вероятности говорить об отрицательном и даже осуждающем отношении человека. Низкий наклон головы обычно сопровождается рядом жестов критической оценки, которые подробнее будут обсуждены в следующем разделе. Пока человек не поднимет голову или наклонит ее набок, в общении с ним будут проблемы [50].


 

Динамичные признаки обмана

Поведенческие реакции человека обычно согласованны (синхронизированны) между собой, т.е. жест, например, соответствует сказанному слову. Рассогласование же мимики с речью или телодвижениями является признаком обмана. Если, изображая гнев, соответствующее выражение лица появится позже слов, гнев является поддельным, т.к. подлинное выражение появилось бы в самом начале (или даже чуть раньше) фразы [87].

Верным признаком обмана является асимметрия лица, когда одна сторона лица искривляется сильнее, чем другая, что часто можно наблюдать, когда человек улыбается, пытаясь скрыть другую эмоцию [87].

Что касается улыбки, отметим также, что при притворной улыбке “…щеки не приподняты, отсутствуют мешочки под глазами, паучьи лапки [морщинки в уголках глаз] и легкое опускание бровей, характерное для искренней улыбки” [87].

Весьма информативным является также длительность мимического выражения. Дело в том, что искренние чувства проявляются не более нескольких секунд. Например, если удивление неподдельно, то его начало, длительность и исчезновение занимает не более секунды. Если же выражение длится более 10 секунд, оно несомненно, а около 5 секунд – с большой долей вероятности, является фальшивым [87]. Например, “притворная улыбка исчезает, как правило, несвоевременно. Она может исчезнуть резко или же рассыпаться на серию фрагментов и, прежде, чем исчезнуть окончательно, вновь на мгновение застыть на лице” [87].

Завершая анализ лица, как источника информации об обмане, повторим, что не стоит полагаться лишь на один признак обмана. Необходимо отслеживать и другие проявления, то, насколько часто они повторяются и, еще лучше, подтверждаются другими выражениями.


ДЛЯ ОТРИМАННЯ ПОВНОГО ТЕКСТУ КНИГИ - ОФОРМІТЬ ЗАЯВКУ