Сычев М.П., Холодный Ю.И. 15 лет применение детектора лжи в России

Сычев М.П., Холодный Ю.И. 15 лет применение детектора лжи в России

Психофизиологический аппаратурный метод «детекции лжи», предназначенный для выявления у человека скрываемой им информации, применяется в мировой практике более ста лет. В основе этого метода лежат явления, известные человечеству с незапамятных времен. Давно было подмечено, что, давая ложные ответы, человек переживал психическое напряжение, связанное с сокрытием какой-то информации, и возникавший при этом страх возможного разоблачения вызывал заметные изменения в физиологических процессах его организма. Таким образом, допрашивая человека и одновременно контролируя его физиологические реакции, у него выявляли скрываемую информацию и тем самым отделяли ложь от истины. С конца XIX века для этих целей использовали лабораторные приборы, а в 1930-е годы был сконструирован специальный прибор — полиграф, который часто неверно именуют «детектором лжи».

«Детектор лжи» в СССР: факты недалекого прошлого

В России описанный психофизиологический метод впервые привлек к себе внимание более 80 лет назад. В 1920-е годы молодой психолог А. Р. Лурия, будущий академик АПН СССР, проведя исследования в лаборатории экспериментальной психологии при Московской губернской прокуратуре, убедительно показал, что от этого метода следует «со временем ждать большой практической пользы» при раскрытии и расследовании преступлений.

Однако в начале 1930-х годов научно-прикладные исследования психофизиологического метода «детекции лжи» были прекращены на долгие годы. Следуя идеологическим установкам тех лет, юридическая и психологическая науки объявили использование полиграфа в целях выявления у человека скрываемой им информации «лженаучным методом» буржуазной криминалистики, а его применение в отечественной практике — «нравственно недопустимым».

Но реальная жизнь внесла свои поправки. В 1960-е годы разведка Германской Демократической Республики потеряла несколько хорошо подготовленных агентов, разоблаченных в ходе их проверки на «детекторе лжи», и проинформировала о своих потерях КГБ СССР. Это заставило объективно оценить возможности «детектора лжи».

В результате научных исследований, проводившихся учеными и специалистами КГБ под руководством академика П. В. Симонова, уже в 1970 году было доказано, что проверка на «детекторе лжи», или, согласно современной терминологии, опрос с использованием полиграфа (ОИП), является эффективным методом выявления у человека скрываемой им информации. Тем не менее понадобилось еще несколько лет научных изысканий, наконец, вдобавок к этому — воля и авторитет Председателя КГБ Ю. В. Андропова, чтобы в 1975 году в ведомстве была образована первая в стране специализированная лаборатория по данной тематике. Так, преодолев вслед за генетикой и кибернетикой барьер обвинений в лженаучности, ОИП был поставлен на службу государству.

О том, что в СССР начали использовать «детектор лжи», в мире стало известно уже через два-три года. Но идеологические установки сдерживали широкое внедрение ОИП в правоохранительную практику: использование полиграфа было весьма ограниченным, и, более того, сам факт применения ОИП в стране долгие годы скрывался. Впервые пресса сообщила о применении полиграфа в СССР только в начале 1991 года, когда к помощи этого прибора прибегли при расследовании убийства священника А. Меня.

Использование «детектора лжи» не вызвало негативной реакции в обществе: необходимость внедрения но­вых методов в борьбу с пре­ступностью стала очевид­ной.

Возможности оип: краткая характеристика

В отечественных средствах массовой информации и некоторых научных изданиях порой можно встретить заниженные или негативные оценки прикладных возможностей ОИП, а саму проверку человека на полиграфе — насилием над личностью. Такие заявления обусловлены либо плохим знанием сути обсуждаемого вопроса, либо определенными конъюнктурными соображениями.

Коротко отметим лишь важнейшие из характеристик метода ОИП.

В мировой и отечественной практике ОИП применяют для решения задач двух классов:

  • при расследованиях или служебных разбирательствах в целях оценки достоверности сведений, которые опрашиваемый сообщил ранее дознанию, розыску или следствию;
  • при отборе кадров и контроле деятельности работающего персонала в целях профилактики — правонарушений- это так называемые скрининговые задачи (от англ. screen — просеивать, проверять на благонадежность).

ОИП проводится исключительно на добровольной основе. Этот принцип является основополагающим и незыблемым: он определяется не только морально-этическими причинами, необходимостью соблюдения прав и свобод человека и гражданина, но и самой технологией ОИП. Согласно установившимся в мировой практике нормам, специалист по ОИП (полиграфолог) до начала тестирования на полиграфе информирует опрашиваемого о том, что последний может прервать эту процедуру в любой момент и отказаться от дальнейшего участия в ней. Действительно, если человек не хочет проходить тестирование на полиграфе, заставить его практически невозможно: он просто не позволит надеть на себя датчики либо не будет выполнять требования полиграфолога и отвечать на его вопросы.

Достоверность («точность») результатов ОИП в интересах расследований, по оценке Американской ассоциации полиграфологов (США), составляет 90-96%. По данным федеральных ведомств США, обобщенным в середине 1980-х годов, ошибки при проверках на полиграфе по уголовным делам совершались менее чем в 1% выполненных ОИП. Это же подтверждает обзор «Обобщение практики использования возможностей полиграфа при расследовании преступлений», подготовленный Генеральной прокуратурой РФ (2005 год), в котором констатировалось, что «эффективность использования «детектора лжи» во многих ситуациях, с которыми приходится сталкиваться работникам прокуратуры, безусловна».

При работе с кадрами ОИП позволяет успешно осуществлять профилактику служебных преступлений и правонарушений путем «выбраковки» лиц, скрывших свое несоответствие установленным работодателем требованиям, то есть утаивших, например, связь с преступными группировками, совершение в прошлом каких-либо уголовно-наказуемых деяний, искажение анкетных данных и прочее либо порицаемые личностные характеристики (злоупотребление спиртным, употребление наркотиков, увлечение азартными играми и тому подобное).

Например, по данным Центра психофизиологической диагностики МВД России, в зависимости от региона страны и социальной группы, из которой набираются кадры в органы внутренних дел, в 2008 году «до 47% обследованных кандидатов на службу были отнесены к лицам, скрывающим негативную информацию». По своей сути ОИП является одним из методов тестирования памяти человека. Используя этот метод, от человека можно получить информацию только о тех событиях, которые произошли в прошлом и имеют для него высокую значимость в условиях проверки на полиграфе. Особо важные события (например, совершенное преступление), запечатлеваясь в так называемой эмоциональной долговременной памяти, не забываются, не подвержены амнезии, и человек не может намеренно «вытравить» такие воспоминания, как бы он того ни хотел. Практика показывает, что с помощью ОИП у человека можно выявить скрываемую причастность к важным для него событиям, произошедшим 10-15 и более лет назад. Именно этим объясняется эффективность применения ОИП при расследовании нераскрытых преступлений прошлых лет.

Хотя понятие «полиграф» не встречается в российских законах, применение ОИП в стране развивается, опираясь на правовые нормы, установленные Конституцией Российской Федерации, Доктриной информационной безопасности Российской Федерации, Трудовым кодексом Российской Федерации, а также Федеральными законами «Об оперативно-розыскной деятельности», «О государственной тайне», «О коммерческой тайне» и «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» и рядом других законов.

Эффективность метода ОИП при решении поставленных задач и невысокая стоимость его внедрения в практику давно доказали его практическую рентабельность.

Легализация использования полиграфа в России является объективным следствием изменений, произошедших за последние два десятилетия. В основе неуклонного распространения ОИП в стране лежит принцип, согласно которому общество и государство обязаны строго соблюдать паритет между конституционными правами на неприкосновенность личной жизни, свободами человека, с одной стороны, и правом общества ограждать свои интересы и безопасность от противоправных и преступных посягательств отдельных лиц — с другой.

Важные достижения

В 1993 году метод ОИП был допущен Министерством юстиции Российской Федерации к применению в отечественной правоохранительной практике.
За истекшие годы сделано многое в развитии этого направления, и важнейшим из достижений является то, что полиграф прочно вошел в общественную практику России.

В частности, ОИП активно применяют в своей деятельности целый ряд правоохранительных органов и силовых структур России. Достаточно отметить, что только в органах внутренних дел в период 2002-2007 годов объем работы с полиграфом возрос в 14 раз и количество случаев использования достигло почти 22000. И хотя другие федеральные ведомства страны не приводят официальные статистические данные, можно утверждать, что в 2008 году в государственном секторе России было проведено не менее 35000-40000 ОИП различного целевого назначения.

Еще более активно — опережая государственный сектор — проверки на полиграфе применяют частные компании и фирмы. Это позволяет предположить, что с учетом государственного сектора в стране ежегодно, по-видимому, проводится около 100000 ОИП. Такие оценки дают основание заключить, что Россия входит в пятерку ведущих стран-пользователей полиграфа, уступая только США и, вероятно, Китаю.

Проверки на полиграфе перестали быть «столичной экзотикой». Если в 1993 году методом «детекции лжи» в Москве владели не более полутора десятков человек, то в настоящее время в стране работают уже около 350 специалистов по ОИП (полиграфологов) на государственной службе и примерно столько же — в сфере частного предпринимательства: по количеству полиграфологов Россия также входит в число стран, лидирующих в данной области. Попутно следует отметить, что Россия содействовала внедрению полиграфа в странах ближнего зарубежья: российскими специалистами были подготовлены первые полиграфологи Белоруссии, Украины, Молдавии, Армении, Казахстана и Киргизии.

Очевидным достижением является то, что российские специалисты обеспечены компьютерными полиграфами отечественного производства. Россия является одной из пяти стран, которые выпускают этот класс приборов. В данной области в стране работают шесть коммерческих компаний, которые производят более десятка различных моделей компьютерных полиграфов. Лучшие модели отечественных полиграфов не уступают по своим тактико-техническим возможностям последним образцам заокеанских приборов этого же класса, а по некоторым характеристикам российские модели превосходят зарубежные.

В начале 1990-х годов ОИП пришел в криминалистическую науку как «нетрадиционный» метод непонятной природы, допустимость применения которого при раскрытии и расследовании преступлений оспаривалась многими правоведами и криминалистами. В результате проведенных на рубеже ХХ-XXI веков отечественными учеными научных исследований ОИП занял достойное место в системе методов и средств российской криминалистики. Успехи в разработке криминалистических основ психофизиологического метода «детекции лжи» привели к тому, что ОИП стали выполняться в форме судебно-психофизиологических экспертиз (СПфЭ), а их результаты — представляться в суд в качестве доказательств.

Наконец, важным достижением является проект Федерального закона «О применении полиграфа», подготовка которого была осуществлена по инициативе Комитета Государственной Думы ФС РФ по безопасности; в обсуждении законопроекта приняли участие ученые и специалисты МВД, ФСБ, ФСИН, Министерства обороны, Министерства юстиции, Генеральной прокуратуры и других федеральных ведомств России.

Задачи ближайшего будущего

По оценкам некоторых экспертов, в настоящее время в России наблюдается «полиграфный бум». Это, в частности, подтвердили прошедшие в конце 2008 года в органах внутренних дел три (!) конференции по тематике применения полиграфа. Эти конференции определили актуальные позиции текущего периода развития применения ОИП в России, выполнение которых во многом зависит от успешности решения важнейшего вопроса — о Федеральном законе «О применении полиграфа».

Существующие российские законы потенциально допускают применение ОИП в различных сферах общественной практики. Вместе с тем в отсутствие прямого правового регулирования различные федеральные ведомства, действуя в едином правовом поле, применяют полиграф по-разному.

Разработанный в Государственной Думе законопроект должен установить единый порядок применения ОИП в стране. В частности, чтобы устранить разнобой в использовании полиграфа в важных для государства сферах деятельности, предлагается ввести наряду с проверками на полиграфе, выполняемыми сугубо на добровольной основе, также ОИП, которые будут обязательными для некоторой группы пользователей — ведомств, государственных и негосударственных учреждений, определенных законом. В частности, ОИП должны стать обязательными для граждан России, претендующих на получение допуска к сведениям, составляющим государственную или военную тайну (реализация этого уже происходит, например, в МВД и ФСБ), либо обеспечивающих эксплуатацию критических технологий (например, объектов ядерной энергетики), или согласившихся проходить ОИП по условиям заключения трудового договора.

Особую озабоченность вызывает не ограниченное никакими правовыми нормами применение ОИП в негосударственной сфере, что неизбежно сопровождается злоупотреблениями полиграфом и нарушениями прав человека. Например, известны далеко не единичные случаи, когда работодатель из негосударственной сферы в нарушение российского трудового законодательства предлагал своим сотрудникам пройти ОИП и, получив отказ, немедленно увольнял их без всяких объяснений.

Отсутствие в настоящее время строгих квалификационных норм привело к тому, что в России, особенно в негосударственной сфере, применением ОИП нередко занимаются наспех подготовленные недоучки, которые, сами того не ведая, калечат судьбы проверяемых на полиграфе людей и вводят в заблуждение тех, кто обратился к ним за помощью. (Подобное происходило в 60-80-е годы прошлого века в США до тех пор, пока не был принят закон, упорядочивший применение полиграфа в стране.)

В связи с этим законопроект предлагает ввести жесткие нормы, согласно которым лица, выполняющие ОИП, но не получившие квалификацию полиграфолога в установленном законом порядке, привлекаются к уголовной ответственности. Наконец, закон должен сделать легитимной саму специальность «полиграфолог»: количество специалистов по ОИП исчисляется в России сотнями, а их уже требуется несколько тысяч.

Представляется верной и своевременной мысль, высказанная группой ученых и специалистов, которые убеждены, что «для активного использования полиграфа в жизнедеятельности российского общества в первую очередь необходима властная воля и решимость первых лиц в государстве»1. Они поддерживают «принятие ФЗ «О применении полиграфа» и на его основе установление контроля за приведением в соответствие для эффективного действия уголовных, гражданских, административных и иных правовых норм»; понятно, что принятие такого закона будет способствовать совершенствованию мер по борьбе с коррупцией.

Нельзя не согласиться также с мнением сотрудников МВД, что «необходимо постоянное использование всех средств и методов, прежде всего СМИ, для пропаганды важности и необходимости применения полиграфа» в стране.

Способствуя расширению легитимного использования полиграфа в России и стремясь удовлетворить растущую потребность отечественного рынка в кадрах полиграфологов, Московский государственный технический университет (МГТУ) им. Н. Э. Баумана — ведущий технический вуз страны — в дополнение к десяткам прочих образовательных программ включился в 2008 году в процесс профессиональной переподготовки специалистов в области прикладного применения ОИП.

Опыт показал, что использование полиграфа в стране будет более успешным и дальнейшее расширение применения ОИП будет восприниматься общественностью с большим пониманием, если об этом методе будут больше знать его потенциальные пользователи. Поэтому МГТУ им. Н. Э. Баумана начал новую для себя тематику профессиональной переподготовки специалистов именно с курсов, получивших условное наименование «Внедрение».

Первыми слушателями курсов «Внедрение» стали руководители государственных и негосударственных учреждений, работники правоохранительных органов и экспертных учреждений, вузовские преподаватели правовых и психологических дисциплин, специалисты в области безопасности и защиты информации. В связи с прогрессирующим применением ОИП в форме судебно-психофизиологической экспертизы курс «Внедрение» должен также оказаться полезным для судей и адвокатов.

На очереди — развертывание других учебных программ по тематике прикладного применения полиграфа и содействие практическому внедрению ОИП в деятельность государственных учреждений и негосударственных организаций России.


Для получения полного текста данной книги направьте заявку на почту Всеукраинской ассоциации полиграфологов:  info@polygraph.ua