Варламов В.А. Детектор лжи

 Варламов В.А.

Детектор лжи

ЭФФЕКТИВНЫЙ МЕТОД БOPЬБЫ С ПРЕСТУПНОСТЬЮ

ОТ АВТОРА

В условиях социально-экономического преобразования общества, формирования правового государства борьба с преступностью требует использования, наряду с уже известными методами раскрытия преступлений, внедрения новых достижений науки и техники. Как правило, пре­ступники тщательно готовят преступление, принимают меры к сокрытию его следов. Нередко, совершая тяжкое преступление, его организаторы обеспечивают глубоко продуманные алиби, чтобы увести следствие с правильного пути, и тем самым уйти от ответственности за совер­шенное преступление.

Одним из методов, эффективно используемых в борь­бе с организованной преступностью, является полиграф (детектор лжи). Обследование на нем дает возможность выявить не только причастность (или непричастность) опрашиваемого к совершенному преступлению, но и оп­ределить его роль в преступной цепи, установить организаторов, определить тактику совершения преступления, найти вещественные доказательства и т. д.

Становление нового в любой общественной формации происходит всегда болезненно. Не исключение составля­ет и Россия. Тернист и извилист был путь полиграфа от первых работ Лурия до массового применения в ГУВД Краснодарского края. Во всех случаях в основе внедрения новых технологий стоит незаурядная личность, раньше остальных доказавшая необходимость его внедрения. Та­кими личностями, которым во многом обязан полиграф в России, являются А.Г.Сапрунов и С.В.Игнатов. В декабре 1993 года, когда слово «полиграф» в лучшем случае вызывало недвусмысленную улыбку у окружающих, Александр Георгиевич Сапрунов провел первое совещание руководителей Главка и подразделений ОВД края по вопросам использования полиграфа в раскрытии преступлений. В марте 1994 года в Краснодарском крае появились первые компьютерные полиграфы, а в апреле проведены первые в России курсы по подготовке специалистов для работы на них. При отсутствии необходимой правовой базы это был смелый поступок, повлекший массу нареканий в адрес А.Г.Сапрунова.

Понимая, что один полиграф никогда не решит зада­чи снижения уровня преступности в крае, он поставил задачу сделать их применение массовым и успешно ре­шил ее. Практически полное отсутствие правовой базы сильно тормозило внедрение полиграфа в правоохрани­тельных органах России. Эта задача была решена С. В.Иг­натовым. Усилием Сергея Викторовича полиграф не стал запретным плодом. Прокуратура России после долгих пре­пирательств вынуждена была признать полиграф, как ре­альное средство, способствующее раскрытию преступле­ний. В России появилась первая инструкция: «О порядке использования полиграфа при опросе граждан», утверж­денная приказом и.о. министра Е.Абрамовым. Несмотря на еще пока существующее недоверие к полиграфу от­дельных руководителей МВД России, полиграф уверенно стал внедряться в практические подразделения, оказывая неоценимую услугу в раскрытии преступлений.

Пять лет использования полиграфа — ничтожно ма­лый период в истории, но в России уже есть свои лидеры.

Николаева И.Н., Зубрилова И.С., Коровин В.В. и др., про­ведшие от 300 до 600 обследований. Пройдут годы, и эти цифры будут вызывать улыбку у читателя. Но это будет потом, а сейчас они ведущие специалисты в России, пер­вые сделавшие полиграф частицей своей жизни. Они наша действительность, они наша история. Мы стоим на пороге массового использования полиграфа в России. Понима­ние необходимости его использования выйдет за преде­лы Краснодарского края и станет достоянием многих ре­гионов.

Но эффективность полиграфных проверок не может быть решена одним увеличением количества полиграфов. Ведущим звеном в этом процессе является уровень подго­товки специалистов полиграфа, качество их работы. К сожалению, на сегодняшний день в России нет учебников для специалистов полиграфа, что значительно затрудня­ет их подготовку. Это послужило причиной создания дан­ной книги. В нее вошел опыт почти 3000 полиграфных проверок, сделанных автором с мая 1961 года, а также опыт ряда отечественных и зарубежных специалистов (по­собия Клива Бакстера, Килеровского полиграфического института, школы Дона Костелло).

Создание данного учебника было бы невозможно без активной помощи специалистов различных Управлений МВД России. Автор благодарит своих друзей и коллег Сапрунова А.Г., Николаева С.Л., Николаеву И.Н., Труфанова А.А., Варламова Г.В., оказавших практическую помощь на этапе подготовки и издания рукописи. Книга написана по заказу и при активной помощи ГУВД Красно­дарского края.

В. А. Варламов

 

Г л а в а I. ДЕТЕКТОР ЛЖИ. НЕКОТОРЫЕ СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ

ИСТОРИЯ ПОЛИГРАФНЫХ ПРОВЕРОК

Ложь и правда — взаимоисключающие социальные по­нятия, появление которых было обусловлено необходимо­стью коллективного общения людей. На заре первобытнообщинного строя, когда каждый член общины должен был выполнять определенную полезную работу для пле­мени, «эффективность» его деятельности определялась тремя факторами: умением и физической подготовкой, личным желанием (уровнем мотивации), а в экстремаль­ных условиях — элементами смелости (трусости). При «до­машних разборках» добросовестность деятельности от­дельных членов племени определял вождь племени. Эле­менты трусости, приводящие к гибели членов племени, карались смертью или изгнанием из племени, что, в конечном итоге, было одним и тем же. Жестокость на­казания заставляла провинившегося использовать все средства для своей защиты, включая ложь. Вот тогда и возникла необходимость дифференцировать ложь от правды. Таким образом, потребность в «детекторе лжи» возникла тогда, когда коллективная деятельность стала реальностью, когда судьба одного человека стала зависеть от добросовестности другого.

В глубокой древности на Востоке в качестве детектора лжи широко использовалась рисовая мука. В основе данного метода лежали наблюдения древнего человека, заметившего, что в период сильного страха во рту пре­кращается выделение слюны. Для оценки этого состояния в рот подозреваемого вкладывалась рисовая мука, и, если через определенное время она оказывалась сухой, то подозреваемого считали виновным. Данное «техническое средство» являлось более совершенным для детекции «лжи», чем субъективная оценка вождя племени. В то же время сухость во рту может быть вызвана не только бо­язнью расплаты за совершенное преступление, а просто страхом, вызванным боязнью самой процедуры.

Более «информативным» был детектор лжи с исполь­зованием осла. Это упрямое животное за тысячелетие своего существования и не предполагало, что человек отведет ему роль определителя лжи и правды. Процеду­ра «тестирования» заключалась в следующем. В полутем­ном помещении привязывали осла, предварительно сма­зав ему хвост сажей. Подозреваемому давалось задание: зайти в помещение и погладить осла по хвосту. Если осел закричит — значит «обследуемый» виновен.

Создатели данного «детектора лжи» были убеждены, что человек, совершивший преступление, побоится гла­дить осла, — вдруг он закричит, и не тронет его, следова­тельно, руки его будут чистые.

Более жесткий способ дифференциации правды от лжи использовали в древней Спарте. Спартанские юноши, прежде, чем попасть в специальные школы, проходили определенный отбор. Юношу ставили на скале над обры­вом и спрашивали, боится ли он. Ответ всегда был отри­цательный. Но правду или ложь сказал опрашиваемый, определяли по цвету лица. Если юноша был бледен — то он лгал. Данный тип реакции, по убеждению спартанцев, говорил о том, что юноша в бою не может быть ловким и сообразительным и его сбрасывали со скалы. Много­летние наблюдения помогли спартанцам сделать справед­ливый вывод: человек, бледнеющий от страха, не может быть хорошим воином.

В Древнем Риме этим же методом отбирали телохра­нителей. Кандидату задавали провокационные вопросы. Если он краснел, его брали в охрану. Считалось, что если человек краснеет от провокационных вопросов, он не бу­дет участвовать в заговорах.

В африканских племенах при определении «виновно­го» использовали свой определенный метод. Колдун со­вершал свой танец вокруг подозреваемых, интенсивно обнюхивая их, и по интенсивности запаха пота делал заключение, кто из «подозреваемых» виновен в соверше­нии расследуемого преступления.

На ближнем востоке еще в глубокой древности в каче­стве «детектора лжи» использовали показатели пульса по­дозреваемого. В качестве информативных признаков брались изменения в частоте пульса и особенности кровена­полнения артерии (пульсации). Метод использовался для выявления неверных жен и установлении личности любовника. Методика проверки была предельно проста. Специально тренированный человек прикладывал палец к артерии, а далее подозреваемой задавались вопросы с именами мужчин, теоретически могущих вступить в ин­тимную связь с подозреваемой. Когда произносилось имя любовника, то в результате сильного эмоционального на­пряжения подозреваемой у нее резко изменялись как ча­стота пульса, так и кровенаполнение артерии и поэтому судили о виновнике. В дальнейшем этот метод использовался и для решения других задач, при необходимости оп­ределить степень искренности того или иного человека. Использованная нашими далекими предками методика тестирования впоследствии стала «поисковым методом» и в настоящее время широко используется в практике де­текции «лжи».

Был опыт использования тремора для определения причастности подозреваемых в совершении преступлений. Подозреваемым давали в руки очень хрупкое яйцо птицы и проводили допрос на предмет совершения ими противо­правного действия. У кого скорлупа яйца лопалась, того и считали причастным к расследуемому преступлению.

В период от первобытнообщинного строя до более позднего каменного и бронзового веков, низкий уровень цивилизации не мог способствовать созданию «мощных технических средств» для определения участия подозре­ваемого в преступления. Уровень цивилизации, эпоха, в которой она существовала, накладывали отпечаток на системы получения информации о «правде» и «лжи» чело­века. Только в конце 18-го века были созданы условия для развития технических средств, впоследствии полу­чивших название детектора лжи, вариографа, полигра­фа, разоблачителя лжи, сыворотки правды, измерителя психологического стресса. Последнее название более объективно отражало сущность метода и постепенно завоевывало право на широкое использование в литературе конца 20-го века.

Толчком для развития инструментальной диагностики детекции лжи послужила работа итальянского физиолога А.Моссо (1875 г.). В своих исследованиях он показал, что в зависимости от величины эмоционального напряжения меняется и ряд физиологических показателей. Им было установлено, что давление крови в сосудах человека и частота пульса меняются от изменения эмоционального состояния испытуемого.

В дальнейшем материалы этих экспериментов были опубликованы в его монографии «Страх». В 1895 году итальянский врач-психиатр Л.Ломброзо использовал пер­вый прибор для детекции лжи — гидросфигмометр, который регистрировал у человека изменение давления кро­ви. Через семь лет в 1902 году с помощью инструментальных методик удалось впервые на суде доказать непричас­тность обвиняемого в совершении преступления. Нача­ло двадцатого столетия ознаменовалось всесторонним изучением применения методов инструментальной диаг­ностики в раскрытии преступлений. Повышение точно­сти инструментальной диагностики шло по пути совер­шенствования уже отработанных ранее методик:

1.Плетизмограммы (греч. plethysmus — увеличение, grapho — писать) — метода, при котором регистрируется изменение объема каких-либо частей тела, связанное с кровенаполнением сосудов. Чем больше эмоциональное напряжение, тем выраженное изменение, тем больше крови протекает через кровеносные сосуды.

  1. Сфигмограммы (греч. sphygmos – пульс, пульсация, grapho – писать, изображать) — методики, регистрирую­щие колебания стенок кровеносного сосуда, что позволя­ет определить частоту пульса и с определенной оговоркой состояние системы кровообращения в целом.

В 1914 году итальянец Бенусси использовал прибор для регистрации дыхания при проведении допросов подозреваемых. В качестве информативных показателей использовались частота и глубина дыхания, регистрируемые с помощью прибора «пневмографа». Позже с помощью этого прибора стали определять продолжительность вдоха и выдоха, задержку дыхания на вдохе и выдохе.

Первый полиграф, пригодный для расследования преступлений, был создан Джоном Ларсеном в 1921 году. Данный прибор регистрировал на движущейся бумажной ленте пульс, давление крови и дыхание. Несмотря на свою про­грессивность, он был еще далек от современных полиграфов. Введение канала регистрации кожного сопротивления в 1926 году Л. Килером значительно повысило точность про­гноза при проведении полиграфных обследований.

Полиграф Килера был использован в созданной им Чи­кагской лаборатории расследований преступлений. К 1935 году он обследовал около 2000 подозреваемых в преступ­лениях. Им же впервые была введена 5-канальная регист­рация тремора. Если Ломброзо считается создателем пер­вого полиграфа, то Килер — создатель современного по­лиграфа. На различных этапах совершенствования Килеровского полиграфа отдельные ученые пытались регист­рировать до 19 показателей (дыхание, тремор, частоту пульса, артериальное давление, кожное сопротивление и др.). И тем не менее на конечном этапе современный по­лиграф регистрирует только от 5 до 7 показателей, при­чем 5 из них были введены впервые Килером, и уже даль­нейшее развитие полиграфа шло по пути повышения точ­ности регистрируемых показателей и разработке новых методов тестирования.

В процессе развития полиграфных систем были попыт­ки использовать время реакции для идентификации лжи при расследовании преступлений. Активную работу в этом направлении проводил наш соотечественник А.Р.Лурия. В. 1923 году в Москве, в институте психологии он провел серию исследований по выявлению ложных ответов у людей, причастных к совершению различных видов пре­ступлений. Исследование состояло из двух частей: ^вы­явление информативных признаков предлагаемых мето­дик, 2) проверка в реальных условиях раскрытия прес­тупления.

Испытуемым была предложена следующая фабула пре­ступления: «В помещение церкви, взломав оконное стек­ло, незаметно пробрался вор. Он прошел в алтарь, и, ког­да стало совсем тихо, стал осторожно собирать ценные вещи и складывать их в мешок. Он взял золотой крест, золоченые подсвечники, рязы от икон и много других ценных вещей. Забрав все это, он завязал мешок и осторожно скрылся тем же путем, как и пришел». После этого испытуемым давалось задание скрыть информацию о  совершенном преступлении. Во время обследования им предлагалось ответить на список из 70 слов, из которых 10 являлись критическими (алтарь, крест, мешок, золото, икона и т. д.). Испытуемый должен был отвечать любым схожим по смыслу словом, при этом нажимая на определенную кнопку. Было установлено, что у обследуемых, не знавших фабулы преступления, время нажатия кнопки на предъявление значимых вопросов практически не отличалось от времени на нейтральные вопросы, а во второй группе оно значительно возрастало.

С 1927 года аналогичные исследования Лурия стал проводить с подозреваемыми в убийстве. Всего было об­следовано около 50 человек. У всех подозреваемых время нажатия на кнопку при предъявлении значимых вопросов увеличивалось до24%.

Исследования А.Р.Лурия имели большой научный и практический интерес за рубежом. В США даже была из­дана его книга. К сожалению, отечественные ученые, от­ражая веяния советской власти, негативно отнеслись к работе А.Р.Лурия. Так, Н.Полянский писал: «Можно не сомневаться, что опыты профессора А.Лурия представля­ют серьезный научный интерес для психологов, но их значение, как значение других сходных по заданию экс­периментов, в судебно-следственном деле более чем со­мнительно: вернее… каких бы то ни было практических выводов, с точки зрения их применения при расследова­нии уголовных дел, из этих выводов сделать нельзя». (Ци­тируется по книге П.Прукса «Уголовный процесс: науч­ная «Детекция лжи»).

В 1932 году Дэрроу усовершенствовал эту методику, повысив информативность двигательных реакций, но даль­нейшее развитие эта методика не получила. В реальную жизнь стал уверенно входить полиграф, созданный Л.Килером. После 2-й мировой войны значительно расшири­лась область применения полиграфа. В 1945 году амери­канской контрразведкой впервые был удачно использо­ван полиграф для решения кадровых проблем. Формируя администрацию в своей оккупационной зоне, США ста­вил задачу не допустить в администрацию нацистов, во­енных преступников. После проверки претендентов, про­веденной обычными способами, был подключен полиграф. Тщательная полиграфная проверка претендентов выяви­ла среди них большой процент бывших гестаповцев, часть из которых впоследствии была осуждена.

Успех использования полиграфа послужил толчком для создания в центральном разведывательном управлении США отдела, специализирующегося на проведении поли­графных проверок. Через несколько лет правительством США было принято решение о проверке на полиграфе всех сотрудников ЦРУ не реже, чем 1 раз в течение 5 лет.

Впоследствии аналогичные подразделения были созданы в Министерстве обороны. В процессе становления массо­вых проверок в США идеология этого направления меня­лась значительно. В 1985 году получили большой обще­ственный резонанс ошибки, допущенные при проведении полиграфных проверок. Это привело к принятию соот­ветствующего закона, сильно ограничивающего исполь­зование полиграфа в госучреждениях и практически пол­ное его запрещение в частном секторе. Но увеличение хищений 6 частном секторе почти вдвое вынудило прави­тельство в 1988 году разрешить использование поли­графа в частных фирмах. Сейчас количество проверок превысило 4 млн. в год. Что касается силовых структур, то в США все крупные полицейские округа имеют в штате специалистов по проведению полиграфных проверок. По инициативе криминальной полиции ежегодно проводится более 30 тысяч полиграфных проверок.

Вторым крупным государством, активно использую­щим полиграф, является Канада. Близость к США оказа­ла влияние на техническую и методическую базу приме­нения полиграфов, там же проходят подготовку и канадс­кие полиграфисты. В то же время есть и свои отличия. В Канаде полиграф в полиции используется только на эта­пе предварительного следствия.

Япония по количеству подготовленных специалистов занимает 3-е место в мире. Первоначальное обучение экспертов проводилось специалистами армии США в 1950— 51 годах. С 1956 года полиция стала регулярно применять полиграф при расследовании преступлений. При нацио­нальном институте, занимающемся проблемами полиции, создан центр подготовки специалистов для работы на по­лиграфе, там же ведутся разработки теоретических про­блем. Широко используется полиграф в Израиле, Юж­ной Корее, Польше, Чехословакии, Турции. В Австрии и Германии полиграф запрещен;

Вообще же полиграфные проверки проводят в более чем 56-ти странах мира.

 


ДЛЯ ОТРИМАННЯ ПОВНОГО ТЕКСТУ КНИГИ - ОФОРМІТЬ ЗАЯВКУ