fbpx

ИСТОРИЯ ПОЛИГРАФА В МИРЕ: 1895-2010 ГОДА

Для инструментальной методики выявления скрытой информации не всегда использовали именно полиграф — эволюция развития детекции неискренности начиналась с использования одноканальных приборов.


Чезаре Ломброзо

Первый шаг в популяризации инструментальной детекции неискренности сделал основатель антропологического направления в криминологии и уголовном праве, выдающийся итальянский психиатр Чезаре Ломброзо.  В 1895 году, во втором издании своей книги «Преступный человек» («L’Homme Criminel»), он описал свой опыт практического применения психофизиологического метода «детекции неискренности».

В частности, исследуя одного из подозреваемых с помощью гидросфигмографа, Ч.Ломброзо не выявил заметных изменений в артериальном давлении в ответ на вопрос об ограблении, однако установил падение давления на 14 mmHg тогда, когда речь зашла о краже паспортов.  Результаты следствия подтвердили вывод, сделанный выдающимся ученым — оказалось, что исследуемый действительно не причастен к ограблению, в ходе которого было похищено 20 000 франков, однако совершал кражи паспортов и других документов.

Позже, в 1902 году, участвуя в расследовании убийства ребенка, Ч. Ломброзо, с целью детекции неискренности, использовал плетизмограф.  Он зарегистрировал незначительные изменения в пульсе подозреваемого, когда тот мысленно осуществлял математические подсчеты, и не обнаружил никаких изменений в пульсе в тот момент, когда ему предъявляли фотографии детей, в том числе — фото убитой девочки. Результаты дальнейшего расследования подтвердили, что подозреваемый был непричастен к убийству ребенка.


Таким образом, первые попытки аппаратного выявления неискренности убедительно доказали, что использование этого метода имеет целью не только выявлять скрытую информацию, но и отводить необоснованные подозрения от непричастных, подтверждать искренность их показаний.

Вітторіо Бенуссі

Созданная Ч. Ломброзо методика инструментальной детекции неискренности дала толчок для работы в этом направлении многим другим исследователям. Имена некоторых из них вошли в классику прикладной психофизиологии.  Среди них есть имя итальянца Витторио Бенусси, который в 1914 с целью детекции неискренности использовал пневмограф.

В частности, с помощью результатов своих опытов он доказал, что при высказывании неправды у исследуемого меняется соотношение продолжительности вдоха к продолжительности выдоха, задерживается дыхание на вдохе и выдохе.  Таким образом, частота и глубина дыхания были определены В. Бенусси как информативные признаки неискренности.

В 1913 году американский психолог Уильям Марстон начал целенаправленное научное исследование аппаратного метода выявления неискренности.  Вскоре началась Первая мировая война и у талантливого ученого появилась возможность внедрять свою методику в практику. С целью противодействия разведкам иностранных государств и выявления их шпионов, Национальный исследовательский комитет сформировал группу психологов, перед которыми была поставлена ​​задача оценить возможности известных методов «детекции неискренности» для решения контрразведывательных задач.  Подытожив результаты соответствующих исследований, данная группа пришла к выводу, что наиболее эффективным среди существующих тогда методов, был «тест выявления неискренности с помощью артериального давления» («blood pressure deception test»), разработанный В. Марстоном в психологической лаборатории Гарвардского университета.  Результативность этого теста достигала 97%.

В 1917 году, в период, когда агентура кайзеровской Германии развернула полномасштабную деятельность на территории США, активно проводила диверсии на военных заводах, в армии и на флоте, получала важную военную и политическую информацию среди ведущих политиков и бизнесменов, у одного из американских генералов из сейфа был похищен важный секретный документ.  Круг подозреваемых достигал 70 человек.  Руководство поставило перед В. Марстоном задачу — установить личность похитителя.  В результате проведенной работы из числа подозреваемых был выделен один человек, который, по убеждению Марстона и его коллег, был причастен к исчезновению документа. За подозреваемым установили наблюдение и вскоре он был задержан по дороге из Вашингтона в Нью-Йорк, в момент передачи немецкому агенту похищенного секретного документа.


По окончанию войны руководство Министерства обороны США незаслуженно потеряло интерес к исследованиям В. Марстона.  Помимо того инструментальная методика выявления неискренности, что уже не раз доказала свою эффективность, продолжила свое развитие в направлении раскрытия и расследования преступлений.

Вільям Марстон

В 1923 году В. Марстон представил в суде результаты проверки на «детекторе неискренности», в качестве доказательства.  Тестирование проводилось в отношении Джеймса Фрайя, который на стадии предварительного следствия признался в убийстве известного врача из Вашингтона, однако на суде отказался от своих показаний.

По заключению В. Марстона данный исследуемый действительно был не причастен к этому убийству.  Адвокаты Д. Фрайя настаивали на приобщении результатов полиграфного исследования к материалам дела в качестве доказательств, однако не добились этого.  Зато с тех пор в американском правосудии, на основании прецедентного права, надолго укоренилось «правило Фрайя», которое означало следующее — показания экспертов, основанные на научных методиках, недопустимы в суде, если техника не является общепризнанной в соответствующем научном обществе.Данное правило длительное время применялось во многих регионах США с целью запрета учета в суде результатов психологической детекции неискренности.  Правило Фрайя было отменено Федеральным правилом 72, процитированном в деле Дауберт против Меррелл Доу Фармасьютикалз Инкорпорейтед (1993 г.), везде, кроме штатов США, где выполняют федеральные правила о доказательствах.

В 1938 году В. Марстон опубликовал книгу «Тест на детекторе неискренности».  Следует отметить, что В. Марстон вошел в историю полиграфологии не только как выдающийся теоретик и практик детекции неискренности, но и как человек, которому удалось при жизни передать эстафету знаний и опыта следующему поколению выдающихся полиграфологов.  В частности, изучив принцип его «blood pressure deception test», полиграфологией увлекся офицер калифорнийской полиции Джон Ларсон.  Начиная с 1921 года, он использовал этот метод в деятельности возглавляемого им полицейского управления.


Джон Ларсон

Креативный Дж. Ларсон разработал собственный портативный прибор — первый полиграф, предназначенный для определения скрытой информации. Трехканальный полиграф Дж. Ларсона обеспечивал непрерывную одновременную регистрацию артериального давления, пульса и дыхания.  С помощью своего аппарата криминалист проверил большое количество лиц, которых подозревали в уголовных преступлениях.  При этом была зафиксирована высокая точность результатов исследований.

Благодаря Дж. Ларсону полиция Калифорнии активно использовала «детектор неискренности» в своей работе — по состоянию на 1932 год метод был использован в 1928 случаях розыска тел жертв.  Учитывая высокую результативность метода, он начал использоваться и полицейскими подразделениями ряда других штатов США.

В те же 20-е годы под руководством Дж. Ларсона начал свою деятельность Леонард Киллер, деятельность которого сыграла решающую роль в становлении психофизиологического метода «детекции неискренности».


Леонард Кіллер

В 1933 году он усовершенствовал прибор своего учителя и разработал собственную методику проверки на полиграфе.  Л. Киллер создал Чикагскую лабораторию раскрытия преступлений, открыл фирму, которая начала серийный выпуск полиграфов, основал первую школу специалистов-полиграфологов. По состоянию на 1935 год, этот выдающийся практик исследовал более 2000 подозреваемых в совершении преступлений, кроме того, он активно использовал методику опроса на полиграфе при отборе кадров в бизнес-структурах, банковских учреждениях.

Переломным моментом во внедрении полиграфа, как видно, стало то, что Л. Киллер не ограничился собственной практикой, как это делали до него другие исследователи, а посвятил много времени формированию американской школы полиграфологов и, тем самым, создал условия для дальнейшего развития методики своими последователями, среди которых оказалось немало талантливых специалистов.


ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ПОЛИГРАФА В РАЗНЫХ СТРАНАХ МИРА

По официальным данным полиграф используется в 57 странах мира.  Однако эти данные уже давно можно назвать устаревшими, так как продавцы полиграфов указывают, что среди их покупателей являются представители более 80 стран, а в различных литературных источниках перечисляется не менее 70 государств мира, в которых полиграф используется с целью выявления скрытой информации.

Во многих странах, независимо от того, введена ли там практика использования полиграфных опросов, осуществляется полемика о целесообразности осуществления такого рода исследований. Несмотря на значительные противоречия в аргументах сторонников и противников полиграфа, в конце 90-х гг. группа американских экспертов даже провела подробный анализ литературных источников, в которых авторы касались проблемы детекции лжи.

В частности, рассматривалась сфера использования полиграфа (тестирование при раскрытии и расследовании преступлений, проведении судебной экспертизы правдивости показаний участников процесса, кадровые скрининги работников и кандидатов на вакантные должности, а также служебные проверки в области национальной безопасности), некоторые специфические вопросы самого тестирования или типы полиграфных тестов.  Средний объем рассмотренных монографий составлял 656 страниц, из них среднее число страниц, посвященных полиграфному опросу, насчитывало лишь 1,5 страницы.

В 78,4% литературных источников было включено обсуждение тестирования с помощью полиграфа, и только в 29,7% описывались результаты лабораторных экспериментов, целью которых было определение эффективности полиграфных исследований.  В общем, эксперты отметили, что, касаясь проблемы полиграфа, игнорируют цитаты солидных научных изданий, а также результаты многочисленных лабораторных исследований, проведенных с соблюдением всех методических требований.  Рядом с тем четко прослеживается увлеченность авторов ссылками на статьи из популярных ненаучных журналов и результаты полевых скринингов, которые проводились со значительными методическими упущениями.

На основании результатов проведенной работы, экспертная группа пришла к выводу, что у большинства авторов соображения относительно диагностики лжи сильно искривленные и практически не отражают реального положения вещей.  К такому же выводу пришли и другие ученые.


США

Безусловным мировым лидером по использованию полиграфа являются США.  Уже в конце 30-х годов ХХ века в этой стране три фирмы серийно выпускали «детекторы лжи».  В 28 штатах страны более ста полицейских участков активно использовали полиграфы при раскрытии и расследовании преступлений.  В тот же период времени банки и коммерческие структуры Америки начали использовать полиграфы при отборе сотрудников и в ходе служебных проверок.  Днем первого официального использования полиграфа в США считается 2 февраля 1935.

В 1935 году на возможности полиграфа обратило внимание Федеральное бюро расследования США.  С 1938 специалист ФБР И. Коффи, ученик Л. Киллера, начал использовать полиграф для выявления шпионов.  Дело, начатое В. Марстоном в 1917 году, нашло свое продолжение и развитие более чем через 20 лет.

В начале Второй мировой войны полиграф широко использовали с целью защиты государственной тайны.  В частности, специалисты одной из частных фирм проводили полиграфные исследования в рамках осуществления специальных проверок персонала, который работал над созданием атомной бомбы в исследовательском центре Оук-Ридж.  Этот пример является часто цитируемым, но, по нашему мнению, не совсем удачным, и вовсе не является светлой страницей в полиграфологии.  Ведь известно, что разведка СССР получила все необходимые чертежи атомной бомбы от ученых, работавших в этом центре.  Часть ученых была поражена коммунистической идеей «мира, братства и равенства» и пока частная фирма тестировали низовой и средний персонал, именно эти ученые передали секрет атомной бомбы в Советский Союз.  Этот пример очень важен, именно он в историческом ракурсе показывает, как важно достичь принципа неизбирательных и необратимых, независимо от статуса, тестирований, когда речь идет о вопросах национальной безопасности.

В годы Второй мировой войны армия США имела группу полиграфологов, перед которой в конце войны была поставлена ​​важная задача — проверить 274 немецких военнопленных, претендовавших на высокие должности в полиции послевоенной Западной Германии.  Исследования проводили семь полиграфологов.  Согласно их выводам 156 исследуемых были пригодны к выдвижению на руководящие должности.  Относительно восьми исследуемых мнения специалистов разошлись, а остальных — 110 человек (40%) полиграфологи рекомендовали отклонить.  Из них 27 человек были разоблачены и, в последующем, признались в принадлежности к нацистской партии (причем один из них даже был казначеем партии со середины 30-хх годов), службе в СС или гестапо.  Стоит добавить, что исследование на полиграфе проводилось после традиционных проверок кандидатов на должности, в ходе которых не было обнаружено этих фактов, которые заранее были определены инициаторами проверок как абсолютные противопоказания.

Достижения полиграфологов не остались без внимания властей и метод детекции неискренности начал активно внедряться в деятельность силовых структур США.  В частности, созданное в 1947 году Центральное разведывательное управление стало использовать полиграф при отборе кадров и в процессе спецопераций.  В конце 40-х годов полиграфологи уже проверяли всех без исключения лиц, поступавших на службу в ЦРУ.  Примерно в то же время практику обязательных полиграфных проверок в работу с кадрами активно вводили ФБР и Секретная служба, которая отвечала за безопасность высшего руководства государства.

Пятидесятые годы ознаменовались первой широкой волной внедрения полиграфа.  В 1951 году при Школе военной полиции в штате Джорджия была создана школа полиграфологов армии США.  Начиная с 1953 года, Агентство национальной безопасности США осуществляет полиграфное исследование всех без исключения лиц, поступающих на службу.

Согласно официальным данным, представленных межведомственной комиссией, созданной Конгрессом США, в 1963 году федеральные ведомства страны (без учета данных ЦРУ и АНБ) осуществили 19796 проверок на полиграфе различного целевого назначения.  Данная межведомственная комиссия пришла к выводу, что использование полиграфа при приеме на работу, при проведении выборочных проверок, а также при назначении на ответственные должности разрешается «только федеральным органам, осуществляющим ответственные разведывательные и контрразведывательные миссии».  Для выполнения решения межведомственной комиссии, Министерство обороны США в 1965 году ввело в действие ведомственную директиву — первый федеральный правовой акт, регламентирующий процедуру проверки на полиграфе, систему отбора и подготовки кадров для вооруженных сил и контроль над деятельностью полиграфологов, работающих в различных службах вооруженных сил.  Жесткие и практически оправданные требования к уровню подготовки полиграфологов имели следствием значительное сокращение в последующие годы количества полиграфных проверок в федеральных ведомствах страны.  Однако уже в начале 70-х годов в США начинается бум по использованию полиграфных проверок в бизнесе, который привел к созданию в этой области достаточно прочной индустрии.

В начале 80-х годов в США было около 30 школ по подготовке полиграфологов и проводилось ежегодно более 2 млн. проверок на полиграфе различного назначения, большая часть которых приходилась на бизнес структуры.  Когда с кругов, близких к администрации президента Р. Рейгана, произошла серия утечки информации по вопросам национальной безопасности, что, по мнению президента, значительно усложнило процесс формирования внешней и оборонной политики США, он принял решение усилить контроль над государственной тайной.  Весной 1983 Р. Рейган выдает директиву «Защита информации, касающейся национальной безопасности», согласно параграфу № 5 которой, от работников государственных учреждений «можно требовать прохождения проверки на полиграфе, если это окажется необходимым в процессе расследования несанкционированного разглашения секретной информации.  Инструкции и руководящие указания должны, как минимум, позволять руководству принимать меры для того, чтобы отказ сотрудника от исследования в рамках расследования конкретного случая всегда сопровождался для него негативными последствиями».  Под действие президентской директивы попадали все лица, которые имели доступ к государственной тайне — более 2,5 миллиона государственных служащих и около 1,5 миллиона сотрудников частных компаний, работавших по контрактам с государственными учреждениями.

Перспектива усиления контроля над кадровой политикой государственных учреждений встретила откровенное противодействие со стороны Конгресса США.  Следует отметить, что при этом Конгресс США никогда не являлся принципиальным противником использования полиграфа — уже в то время он более десяти раз рассматривал и поддерживал на законодательном уровне различные аспекты прикладного использования этого метода в государственных ведомствах и в сфере бизнеса, неоднократно обращался за помощью к полиграфологам с целью расследования злоупотреблений сенаторов.

В качестве компромисса между президентом и Конгрессом США, министерство юстиции объявило о введении в действие директивы администрации Р. Рейгана по вопросам использования проверок на полиграфе в федеральных ведомствах страны.  В частности, использование полиграфа было санкционировано как «условия приема на работу; сохранения работы или доступа в агентства, деятельность которых связана с обеспечением национальной безопасности; как условие доступа к особо секретной информации; при расследовании серьезных уголовных преступлений; при расследовании серьезных служебных нарушений, включая  несанкционированное разглашение секретной информации».

Конгресс США также поручил своему экспертному Управлению по оценке технологий (УОТ) провести анализ существующей практики, научной обоснованности и надежности исследований на «детекторе лжи». В итоговом заключительном меморандуме, подготовленном УОТ, был сделан вывод, что «основной причиной, почему дебаты вокруг достоверности полиграфа приводят к полярным выводам, является то, что достоверность такой сложной процедуры трудно установить и она может меняться в широком промежутке в различных условиях.  Точность, достигнутая в одних условиях или в одном исследовании, не может быть распространена на другие ситуации или иные группы исследуемых.  Сложно также организовать и провести научное исследование по тематике полиграфа в жестко контролируемых условиях.  Фокусом, центральной проблемой УОТ, является вопрос не о том, полезен полиграф, а о том, есть ли научные основания для его использования.  УОТ пришло к выводу, что доказательства достоверности проверок на полиграфе при криминальных расследованиях существуют».

Независимо от хода всех перечисленных процессов, практика использования полиграфа в правоохранительных ведомствах и вооруженных силах США свидетельствовала о высокой эффективности методики.  Так, в начале 80-х годов вооруженные силы использовали полиграф в 17-19% случаев от общего числа расследований уголовных дел и в 95% уголовных дел, которые открывались по факту совершения тяжких преступлений.  Вера в эффективность полиграфа при установлении истины была настолько сильна, что когда подозреваемый был уверен в непричастности к правонарушению, то он сам или его адвокат инициативно настаивали на проведении полиграфной проверки с целью подтверждения искренности показаний.  Такая же практика, кстати, начинает появляться и в Украине — в городах и населенных пунктах, где успешно работают полиграфологи, все чаще встречаются случаи, когда подозреваемые, настаивая на собственной непричастности, требуют осуществления полиграфной проверки в отношении себя, а иногда  и относительно свидетелей, потерпевших.

Благодаря активному использованию полиграфа раскрытия уголовных дел в армии США в 1983 году возросло до 64,7%, тогда как в среднем по стране эта цифра составляла 19,5%.  Согласно выводам подавляющего большинства полиграфных исследований с военнослужащих были сняты необоснованные обвинения.

Относительно скрининговых процедур, на которых настаивал Р. Рейган, меморандум УОТ констатировал, что «существует слишком мало научно-исследовательских данных для того, чтобы установить общую достоверность скрининговых проверок как в случае расследования несанкционированной утечки информации, так и при принятии решения о допуске к секретной информации».  И, действительно, американская наука не особо занималась исследованиями в области полиграфологии, что, по сути, являлось результатом упрощенного взгляда на методику в целом.

На момент публикации меморандума УОТ, практика полиграфных исследований была спасена от небытия только потому, что такие проверки широко использовались в федеральных ведомствах и полиции США, способствуя тем самым решению вопроса качественного отбора кандидатов на службу и профилактики служебных нарушений, злоупотреблений.  Высшее руководство государства признавало, что однозначными преимуществами методики являются следующие:

1) полиграфные проверки позволяют получить информацию, которую невозможно получить другими способами;

2) с их помощью проще и легче установить необходимые данные по учетам;

3) это самый быстрый метод отсева непригодных кандидатов;

4) зная о проверке, кандидаты более достоверно сообщали необходимую информацию в анкетах при приеме на работу, службу;

5) полиграфные исследования значительно повышали шансы быть принятыми на работу, у тех кандидатов, которые отвечали высоким требованиям.

В качестве примера, подтверждающего эффективность скрининговых проверок, можно привести данные с американского журнала «Секьюрити менеджмент», опубликованные в 1983 году.  Полиция штата Мэриленд, осуществляя в 1971-1972 гг. большой набор, изучила примерно 1000 претендентов на вакантные должности.  После тщательной проверки по местам обучения, предыдущей работы и месту жительства, по учетам ФБР и местных органов правопорядка, а также по результатам собеседования из них было отобрано 413 человек, которые формально отвечали существующим требованиям.  По завершению традиционной процедуры изучения кандидатов было принято решение подвергнуть их полиграфному исследованию.  Полиграфные проверки дали неожиданный результат — из 413 кандидатов было отсеяно 217 (52,2%).  Среди негативных факторов, которые делали невозможным службу в полиции чаще всего встречалось употребление наркотиков, кражи с предыдущих мест работы, криминальное прошлое.

Периодические скрининговые проверки позволяли эффективно выявлять шпионов среди сотрудников ФБР, ЦРУ, АНБ.  Высокий профессиональный уровень ведомственных полиграфологов обеспечивался качественной первичной подготовкой и соблюдением жестких профессиональных требований.

В то же время в бизнесе дела складывались несколько иначе.  Старая гвардия полиграфологов, на основании результатов деятельности которых полиграф укоренился в бизнесе, состояла, в основном, из специалистов, которые в свое время проходили профессиональное становление в правоохранительных ведомствах и только потом, выйдя в отставку, начинали заниматься частной практикой.  Новая, «коммерческая», генерация полиграфологов, — полиграфологи конца 70-х начала 80-х годов, как правило, были выходцами из чисто бизнес-структур, отчасти имели низкий уровень профессиональной подготовки, и, нередко, нарушали элементарные нормы методики полиграфной проверки для того, чтобы заработать как можно больше денег.  Все это привело к значительному снижению качества проверок.  Кроме того, следует отметить, что даже если кандидаты на вакантную должность в бизнесе получали заслуженную «оценку» со стороны полиграфолога, они все равно возмущались тем, что не получили желаемой должности «только» по причине опыта употребления наркотиков, совершения правонарушения, нанесения морального вреда и материального ущерба предыдущему работодателю.  Недовольных, уверенных в том, что свобода личности проявляется, в том числе, в свободе безнаказанно нарушать нормы морали и закона, становилось все больше, ведь по сравнению с 1975 годом в 1981 году в бизнесе было проведено в пять раз больше проверок.

Общество начало активно бороться с полиграфом, именно бороться, потому что никто из противников полиграфа не предлагал внедрить правила, законы, которые бы не допускали к работе с полиграфом неподготовленных специалистов.  В течение 1985-1986 годов в Конгрессе США находилось четыре законопроекта, призванные в той или иной степени ограничить использование этого прибора в сфере бизнеса. Наиболее радикальный из законопроектов — «Закон о защите от полиграфа», которым предлагалось полностью запретить использование полиграфа в частном секторе и оставить его только в федеральных учреждениях, был провален при голосовании в Сенате США.

Наиболее радикальный из законопроектов — «Закон о защите от полиграфа», которым предлагалось полностью запретить использование полиграфа в частном секторе и оставить его только в федеральных учреждениях, был провален при голосовании в Сенате США.

В 1985 Конгресс США принял решение о предоставлении Министерству обороны США широких полномочий на использование полиграфа для проверки более четырех миллионов военных и государственных служащих, которые имели доступ к секретной информации этого ведомства. Чтобы обеспечить себя профессиональными полиграфологами, Министерство обороны реорганизовало школу операторов полиграфа, выпускавшей около 50 специалистов в год, в Институт полиграфа. В том же году был рассекречен отчет АНБ об использовании полиграфных проверок, согласно которому, в последние годы в этом ведомстве с помощью этого прибора было обнаружено 12 человек, которые непосредственно работали на иностранные разведки или являлись родственниками шпионов.

После длительных дебатов в 1988 году в США вступил в силу «Закон о защите работников от полиграфа» («The Employee Polygraph Protection Act»), которым были введены ограничения на использование полиграфа в сфере бизнеса. Рядом с тем, действие этого закона не затрагивало интересы правоохранительных органов и администраций всех уровней. Более того, данный закон регламентировал проведение полиграфных проверок даже в тех ведомствах, где его раньше практически не использовали. Таким образом, сложилась ситуация, когда в США полиграфные проверки признали, как полезные и необходимые только в направлениях, которые были разрешены Конгрессом — правоохранительное, разведывательное и контрразведывательное.

В 1991 году Госдепартамент США был вынужден подчиниться общегосударственным требованиям и ввел в действие ведомственную инструкцию «Политика в отношении проверок на полиграфе». Согласно этой инструкции, полиграф разрешено использовать при: расследовании преступлений; оформлении допуска к секретной информации; в процессе контрразведывательных расследований с целью оправдания, когда инициатором проверки выступает сотрудник Госдепартамента США, который стал объектом служебного, уголовного или контрразведывательной расследования. Кроме того, по тексту указанной инструкции любому кандидату на работу в Госдепартаменте США может быть предложено пройти полиграфную проверку на добровольной основе и с санкции уполномоченных на то должностных лиц. Следует отметить, что Госдепартамент США, в частности, был той структурой, в которой полиграфные проверки, до введения в действие «Закона о защите служащих от полиграфа», осуществляли очень редко. Так, например, жена бывшего сотрудника Госдепартамента США Кендалла Майерса (Walter Kendall Myers) — Гвендолин, арестована с мужем в июне 2009 года по обвинению в шпионаже в пользу Кубы, рассказала сотрудникам ФБР, когда представитель кубинской разведки получил от них согласие на сотрудничество, то предложил ее мужу устроиться на работу в ЦРУ или Госдепартамент. Они выбрали Госдепартамент, «потому, что в ЦРУ надо обязательно проходить проверку на детекторе неискренности».

По состоянию на 1991 год в США до 75% выросло количество подразделений, которые использовали полиграф для отбора кадров и профилактики служебных нарушений. В тот же период времени Конгресс США санкционировал расширение использования полиграфа правоохранительными органами, при этом обратив внимание на то, чтобы это расширение предусматривало повышение качества контроля за проведением проверок. Для исполнения этой директивы Ассоциация операторов полиграфа американской полиции разработала и с 1990 года начала внедрять в практику общенациональную программу по качеству проверок на полиграфе, проводившихся в правоохранительных целях.

Частный сектор перестал быть ведущим пользователем услуг полиграфологов, в очередной раз уступив первенство федеральным ведомствам и органам правопорядка, в которых, по разным оценкам, в середине 90-х работало примерно 60% из 5000 американских полиграфологов. Ведущие полиграфологи США объединены в Американскую ассоциацию полиграфа (ААП). Кроме ААП существуют Ассоциации полиграфологов полиции и Ассоциация полиграфологов, специализирующаяся на расследованиях преступлений, совершенных на сексуальной почве, а также в каждом штате страны работают региональные организации полиграфологов.

Постоянный штат полиграфологов есть у ФБР, Управлении уголовных расследований армии, уголовно-следственном отделе морской пехоты США, в Министерстве военно-морского флота, таможенном управлении США, в Департаменте налогов и сборов, в полиции, охраняющей Капитолий, в ряде округов, в столичной полиции, в разведывательных службах США. Учитывая стремительное развитие полиграфологии в мире, следует ожидать, что американская школа полиграфа в ближайшие годы также будет переживать подъем и развитие, в нее будут вкладывать государственные средства. Изменения очевидны уже сегодня — если раньше методику называли «детекция неискренности», то сейчас в спецслужбах ее стали называть «методика выявления скрытой информации». Это не простая смена названия — это свидетельство того, что развитие полиграфологии в США сопровождается переходом на новые методологические принципы, последствия которых мы, безусловно, увидим значительно позже. Ведь полиграфология спецслужб — не публичная наука, наружу они выдают информацию дозировано, и только ту, которую считают допустимой для публичного доступа.

США сохраняет лидерство по выпуску полиграфов, экспортируемых в разные страны мира. На сегодня в этом государстве полиграфы, предназначенные для детекции неискренности, выпускает три фирмы: фирма «Axciton», которая специализируется исключительно на производстве полиграфов, используемых с целью выявления скрытой информации, и фирмы-производители «Lafayette Instrument Company Inc» и «Stoelting», которые выпускают и медицинскую аппаратуру, и полиграфы, предназначенные для детекции неискренности.

Полиграфные проверки являются безусловными и обязательными для: лиц, работающих в разведке; служащих агентств национальной безопасности; персонала, связанного с обслуживанием Министерства обороны и объектов атомной промышленности; членов федерального правительства, администрации; органов самоуправления и их подразделений; всех без исключения лиц, имеющих доступ к документам с грифом «секретно».

Негативные выводы специалистов-полиграфологов являются основанием для осуществления оперативно-розыскных мероприятий. В частности, известно, что один из высокопоставленных российских агентов, ныне экс-сотрудник ЦРУ Гарольд Николсон (Harold James Nicholson), который за шпионаж отбывает 25-летний срок наказания в пенитенциарном заведении США, впервые попал под подозрение в декабре 1995 года, когда не прошел обычную для всех сотрудников ЦРУ проверку на полиграфе. Через некоторое время его повторно проверили на полиграфе, однако вывод специалистов и в этот раз свидетельствовал о том, что Гарольд Николсон собирает и передает секретную информацию представителям спецслужб другого государства. Проверка его банковских счетов, обыск квартиры, негласное снятие информации с его домашнего компьютера подтвердили подозрения. 16 ноября 1996 Г. Николсон был арестован, а в феврале 1997 года признал себя виновным в передаче российской разведке секретной информации, важной для обеспечения национальной безопасности США.

В рамках расследования обвинений стажерки М. Левински с помощью полиграфа в свое время исследовали президента США Б. Клинтона. Согласно результатам исследования, президент был неискренним в предоставлении первичных объяснений в Конгрессе США и таки имел связь со стажеркой, причем заключение специалиста-полиграфолога было представлено задолго до результатов экспертизы ДНК, назначенной по этому делу.

За год до завершения второго срока своего президентства Джордж Буш-младший дал указание проверить на полиграфе всех сотрудников Белого дома. Перед специалистами стояла задача — установить лицо, которое разгласило журналистам популярного американского журнала секретную информацию, которая касалась войны в Ираке. Примерно за месяц тестирований была обнаружена женщина, непосредственно причастна к утечке информации. Вскоре, после этого инцидента, она была уволена.

В 2008 году был исследован гражданин, который обвинял кандидата в президенты США Б. Обаму в участии в гомосексуальных оргиях и употреблении наркотиков. Согласно выводам полиграфологов, данный гражданин был неискренен и, делая такие заявления, пытался безосновательно дискредитировать Б. Обаму.

 


Япония

Аппаратный способ выявления неискренности начал распространяться по миру с 30-40-х годов ХХ столетия. В частности, в Японии история его введения началась в 1937 году, когда японские ученые -психологи Акамацу и Тогава, сообщили о создании собственного «детектора неискренности», что по принципу действия представлял из себя гальванометр.

Первый японский «детектор неискренности» использовался в конце 30-х годов в рамках расследования дела о шпионаже. Во время войны компания «Йококава Дэнки» выпустила серийную партию гальванометров, которыми уже в послевоенное время, укомплектовали подразделения японской полиции. Однако оказалось, что данные, полученные с помощью этих аппаратов, не имеют достаточной степени достоверности, а во многих случаях исследователь вообще не мог четко определиться — причастен или не причастен исследуемый к преступлению, которое ему инкриминируют. Учитывая это, в 1955 году, правоохранительные структуры Японии начали использовать одну из моделей полиграфа К. Киллера. Со временем японские специалисты создали собственную модель полиграфа.

Правоохранители Японии в использовании результатов полиграфных проверок имеют даже больше прав, чем полиция США. Результаты проверок нижними судами рассматриваются в качестве доказательств. В тестировании в основном используют косвенные методики (методики, исключающие обвинительную форму постановки вопросов). Особое требование предъявляется к профессиональной подготовке специалистов.

Проведение полиграфных проверок имеет свои четкие ограничения, связанные с особенностями состояния организма человека. В Японии запрещено подвергать полиграфным проверкам пожилых людей, наркоманов, несовершеннолетних, больных, находящихся в тяжелом состоянии, психически больных, а также лиц, находящихся в состоянии алкогольного опьянения.


Китай

В Китае полиграф появился в 1943 году. Первых полиграфологов готовили в США. После окончания гражданской войны специалисты вместе с приборами переехали на Тайвань. Под влиянием советской науки в КНР насаждалось негативное отношение к идее использования полиграфа. В 50-е годы китайские ученые подвергли полиграф резкой критике. После ухудшения советско-китайских отношений в середине 60-х годов точка зрения о полиграфе изменилась и некоторые китайские государственные органы, в обход технической блокаде, купили в США многоканальный, в то время, современный прибор. Руководство государства поручило одному из научно-исследовательских институтов Академии наук КНР изучить прикладные возможности полиграфа, однако работе снова помешали изменения в идеологическом курсе — развернулась культурная революция.

В 1980 году руководство страны направило группу китайских ученых в Японию для изучения практики использования проверок на полиграфе.Результатом поездки стал вывод о том, что «детекторы лжи» имеют под собой научную основу, а позиция полного непризнания этого метода, которая имела место в Китае в прошлом, была неверной. В 1981 году в Бюро национальной безопасности Китая начали использовать купленный в США полиграф.

В 1987 году профессор Ю. Джинг Хонг, преподаватель психологического факультета Педагогического университета, успешно использовал собственный полиграф в ходе расследования, которое проводилось Шанхайским управлением общественной безопасности. Его работа заинтересовала правоохранительные органы страны, в некоторых учебных заведениях Министерства общественной безопасности были начаты исследования и введены курсы лекций по «технологии полиграфа».

В 1990 году Министерство общественной безопасности КНР обратилось в Департамент полиции штата Мичиган (США) с просьбой о проведении в КНР лекций по вопросам использования полиграфа, а также оказании поддержки при покупке полиграфов американского производства. Одновременно китайским специалистам было поручено разработать собственные полиграфные устройства, так как процедура их покупки в США не совсем удовлетворяла китайские власти. Вскоре в Институте автоматики Академии наук Китая был создан первый официальный двухканальный прибор. Когда прибор уже был создан, США сообщили китайским специалистам, что «предоставление полиграфных технологий коммунистическому Китаю — дело будущего, в настоящее время это не представляется возможным».

Ответ американской стороны только стимулировал китайских специалистов к более быстрой реализации начатого проекта — уже в мае 1991 года, силами специалистов Министерства общественной безопасности КНР был создан первый компьютеризированный полиграф. Это позволило активно внедрять проверки на полиграфе в правоохранительную сферу.

Через несколько лет после создания первого компьютеризированного полиграфа в КНР уже работало около 50 профессиональных специалистов-полиграфологов. В планах китайской полиции было введение должностей полиграфологов в каждую из 3000 полицейских участков. По оценкам американских специалистов по состоянию на 1997 год полиграфологи появились в трети китайских провинций.


Індия

В Индии полиграф впервые использовали в 1948 году: в рамках расследования убийства Махатмы Ганди офицер индийской полиции, который прошел шестинедельный курс подготовки в США, применял полиграф с целью сужения круга лиц, подозреваемых в причастности к заговору. После двадцатилетнего перерыва в 1969 году руководство Индии приняло решение о создании отдела полиграфа при Центральной криминалистической лаборатории Центрального бюро расследований. Реально отдел начал работать в 1974 году, а уже в середине 80-х годов отделения полиграфа были открыты в пяти штатах страны и в период до 1987 года в Индии было выполнено в интересах правоохранительных органов более 3000 проверок на полиграфе. При этом ни в одном из случаев суды не выступили с запретом использования полиграфа следственными органами.

Согласно законам Индии, результаты полиграфных проверок могут быть использованы в суде в качестве доказательств только в том случае, когда проверка проводилась гражданским лицом, а не сотрудником полиции или работником суда. Вместе с тем, в реальной практике были случаи, когда заключение полиграфной проверки, сделанный сотрудником полиции, принимался к рассмотрению в суде.

Вследствие того, что в разработке законов и указаний касательно полиграфных проверок принимали активное участие представители Американской академии специалистов полиграфа, общие требования к полиграфным проверкам в Индии, в основном, повторяют аналогичные в США.

Желаемому массовому внедрению проверок на полиграфе в стране, по мнению индийских специалистов, мешает языковой барьер (население Индии говорит на 15 языках) и инертность потенциальных пользователей — адвокатов, полицейских. В связи с этим директор Бюро полицейских исследований МВД Индии, выступая в 1985 году на 6-й Всеиндийской криминалистической конференции, призвал «все полицейские подразделения Индии шире использовать эту научную технику допроса».


Южная Корея

В Южной Корее полиграф используется с 50-х годов ХХ столетия. Первые корейские полиграфологи были подготовлены военными полиграфологами армии США, которая дислоцировалась в Южной Корее. С начала 60-х годов сотрудники южнокорейской военной полиции начали проходить подготовку в Школе полиграфа Армии США. В конце 70-х годов двенадцать сотрудников прокуратуры и полиции прошли подготовку у полиграфологов 8-й армии США, базировавшейся вблизи Сеула.

В 1991 году в Южной Корее была утверждена «Инструкция по использованию полиграфа». Общее количество полиграфологов в Южной Корее составляет более ста человек, большинство из которых объединены в Корейскую ассоциацию полиграфа. Следует отметить, что проверки на полиграфе в этом государстве используются только армией и правоохранительными органами, использование полиграфа в сфере частного предпринимательства не допускается.


Израиль

В Израиле полиграф используется с 1959 года. Сначала специалистов готовили на базе американских школ, сейчас в этом государстве уже существует своя школа подготовки судебных психологов-полиграфологов. В Израиле осуществление полиграфных опросов в сфере бизнеса, в основном, является прерогативой специалистов из правоохранительных структур — им разрешено использовать полиграф в частной практике в свободное от службы время.

Идеология израильских полиграфологов очень четко ориентирована на государственный интерес и обеспечение национальной безопасности. Чувство собственного достоинства, боевой опыт, приобретенный в ходе длительного, затяжного военного противостояния, диктуют израильским полиграфологам один стандарт качества — получение правдивых выводов, которые помогают работе практических подразделений. Какую методику использовал специалист при этом — является его личным делом.


Турция

В Турции полиграфология как направление начала стремительно развиваться под влиянием специалистов США, начиная с 1984 года. Через три года в Турции насчитывалось уже более 60 специалистов-полиграфологов, причем у каждого из них был отдельный полиграф. Подготовка специалистов сначала осуществлялась в США, а с середины 90-х в стране сформировалась собственная школа подготовки полиграфологов. Долгое время турецкие специалисты использовали исключительно методики, заимствованные в Министерстве обороны США, в настоящее время используют методики, адаптированные к собственным потребностям и менталитету.


Югославия

В свое время Югославия была первой из социалистических государств, которая внедряла метод «детекции неискренности» в деятельность правоохранительных органов. Научная работа в этом направлении была начата в криминалистической лаборатории г. Загреба в 1959 году. В связи с тем, что позиция советской правовой науки в отношении полиграфа была отрицательной, все работы по изучению практических возможностей полиграфа, которые проводились в Хорватии (тогдашней республике Югославии), были засекречены. В течение 1959-1967 годах проверки с помощью полиграфа осуществлялись только в Загребе, и о них знал только ограниченный круг сотрудников и работников полиции. В 1967 году один из полиграфологов, который достиг выдающихся успехов в раскрытии преступлений, представил в Верховный Суд Хорватии результаты полиграфных проверок. Суд признал их в качестве доказательства, наравне с другими доказательствами. Таким образом, Хорватия стала первой европейской страной, в которой результаты полиграфных проверок были признаны как полноценное доказательство.

С 1960 по 1994 годах в пяти городах Хорватии работали восемь полиграфологов, которые совершили за это время более 33000 проверок на полиграфе. В 1994 году на каждого полиграфолога приходилось в среднем по 250 проверенных лиц. Начиная со середины 90-х в этой стране постоянно растет число городов и направлений правоохранительной деятельности, в которых используется полиграф.


Польша

В Польше полиграф впервые появился в 1936 году — его купил Варшавский Институт психогигиены. До этого возможности аппаратного установления неискренности изучались теоретически. Исследователи пытались использовать прибор в следственной работе, однако начало Второй мировой войны отсрочило активное внедрение полиграфа на многие годы, так как в послевоенные годы на Польшу распространилось негативное отношение официальной советской науки к полиграфу.

Один из ученых, профессор Павел Хорошевский, в 1958 году в учебнике «Криминалистика» утверждал, что «на практике детектор лжи является ничем иным, как устройством, предназначенным для углубления атмосферы запугивания допрашиваемого лица». Вскоре мнение профессора поменялось кардинально. Проведя в качестве стипендиата полгода в США, он получил в пользование полиграф и освоил методики его прикладного использования. Летом 1963 по постановлению воеводской прокуратуры в Ольштыне профессор П. Хорошевский впервые провел полиграфную проверку при расследовании дела об убийстве. Через год воеводский суд в Люблине обратился к П. Хорошевскому с просьбой (по представлению защиты) проверить с помощью полиграфа группу обвиняемых. Кроме того, суд не принял во внимание и не использовал результаты полиграфных проверок, проведенных профессором, в качестве доказательств. Однако, публичность использования полиграфа пошла на пользу делу — после полиграфных исследований профессора П. Хорошевского полиграф начал постепенно внедряться в деятельность правоохранительных структур Польши. В частности, в 1968 году полиграф был использован в расследовании уголовного дела, возбужденного особым военным судом в Быдгоще по факту шпионажа. Проверка проводилась в присутствии прокурора.

Начало широкого использования полиграфа в подразделениях уголовного розыска Польши датируется 1969 годом, когда органы внутренней военной службы (жандармерии) закупили полиграф и обучили первых специалистов.

В 70-х годах ХХ века на юридических факультетах польских университетов, а именно в Катовице, Вроцлаве и Торуни, начала проводиться научная работа в области полиграфных исследований. Результаты работы ученых полностью подтвердили целесообразность использования полиграфов при расследовании и раскрытии преступлений. Таким образом, правоохранители Польши получили весомый аргумент в спорах с противниками использования полиграфа, которые, в отличие от них, опирались исключительно на собственные представления. По сегодняшний день университеты остаются полиграфологическими центрами, а профессорско-преподавательский состав успешно сочетает преподавательскую и научную работу с практической деятельностью в области полиграфных исследований.

В 1994 году был основан Союз польских полиграфологов. Сейчас в Польше сложились три независимых полиграфологические школы — в Катовице (школа профессоров Яна Видацки и Ежи Конечны), в Торуне (школа профессора Мариуша Кулицки), во Вроцлаве (школа Рышарда Яворский).

За почти сорокалетнюю историю использования полиграфа в Польше были проведены тысячи обследований, а специалисты-полиграфологи много раз выступали в судах в качестве экспертов. Постановлением Верховного суда от 21 декабря 1998 признано, что экспертиза с использованием полиграфа может быть отнесена к числу доказательных материалов и являться одним из оснований доказательства вины или непричастности к преступлению.


Болгария

Начало использования полиграфа в Болгарии было положено экспериментами с трехканальным полиграфом (регистрация дыхания, пульса и кожно-гальванической реакции) еще в 1963-1964 годах. Аппарат апробировали в клинических условиях на добровольцах из числа сотрудников МВД. В 1968-69 годах исследователи использовали два шестиканальных полиграфа американского производства, которые позволяли регистрировать изменения в голосе, дыхании, пульсе, кожно-гальванической реакции, а также фиксировать тремор и движения тела. Полиграфы завезли с целью защиты интересов Болгарии в условиях «холодной войны», так как в то время болгарская разведка располагала информацией о том, что полиграфы активно используются западными разведывательными службами, а также в Югославии.

Основная работа развернулась в Институте психологии МВД Болгарии, где начали проводить исследования по установлению, с помощью полиграфа, соответствия исследуемого занимаемой должности, влияния стрессовых ситуаций и медицинских препаратов на реакции исследуемых. Полиграфные исследования также проводились с целью выявления у правоохранителей сексуальных отклонений, алкогольной зависимости и наркомании. Параллельно полиграфологи работали в направлении раскрытия и расследования преступлений. В начале 90-х годов проверки с помощью полиграфов практически не проводились как из-за изменений политической ситуации в стране, так и из-за отсутствия у болгарских специалистов возможностей для высококвалифицированной работы в новых условиях.

В 1995г. в Институте психологии МВД Республики Болгария было создано отделение для проведения оперативно-психологических экспертиз лиц, которых подозревают в совершение тяжких уголовных преступлений, для изучения сотрудников правоохранительных органов, которых обвиняют в нелояльном поведении и коррупции, при вторичной психодиагностике или первичном подборе персонала.

В 1997 году МВД Болгарии закупило компьютерный полиграф и отправило на учебу в США одного из своих сотрудников. Полиграфология начала возрождаться — с 1997 по 2006 год только в Институте психологии было проведено более 1500 исследований с использованием полиграфа, связанных с расследованием тяжких преступлений против личности. Использование полиграфа регламентировано нормативно в подзаконных актах министра внутренних дел.

Специалисты-полиграфологи Института психологии МВД Республики Болгария проводят исследования и по заявкам других министерств и служб государства, которые в основном связаны с необходимостью выявления нелояльного поведения и коррупции среди госслужащих. Такие исследования проводятся на основании приказа министра того министерства, чьи работники направляются на полиграфное исследование в Институт психологии. Кроме того, в трудовые договора работников таких министерств и служб включается пункт о необходимости прохождения полиграфного исследования. Известно, например, что полиграфные исследования используются при расследовании случаев коррупции в Службе пограничной полиции.

По некоторым данным полиграфологи активно работают не только в МВД Болгарии, но и в других правоохранительных и разведывательных структурах государства. Результаты полиграфного исследования, проведенного в качестве самостоятельного этапа в рамках комплексного исследования в ходе психологической экспертизы широко практикуется в Болгарии и принимается судами.

С 1998 года в Болгарии начали работать частные фирмы, специализирующиеся на проведении полиграфных проверок, образовалась Ассоциация полиграфологов Болгарии (АПБ).


Румыния

Работники Института криминалистики Румынии в 1974 году, оценивая перспективные средства борьбы с преступностью и проанализировав опыт США, предложили использовать полиграфы в правоохранительной деятельности своего государства. Уже в следующем, 1975 г., Институт криминалистики обратился в США с просьбой продать приборы, однако получил отказ из-за существования эмбарго на поставки этой техники в коммунистические страны. Кроме того, вскоре желаемые четыре прибора были куплены у Японии.

Руководство румынской полиции с недоверием отнеслось к полиграфным нововведениям, а потому специалистам было разрешено использовать полиграф только при расследовании нераскрытых преступлений со сроком давности более двух лет. Проведенные исследования оказались достаточно успешными — в результате использования полиграфа было раскрыто несколько тяжких и запутанных преступлений. Вскоре, в 1978 году, в Румынии начались гонения на психологию, в результате которых закрыли факультеты психологии, Национальный институт психологии, в связи с чем работы по производству полиграфа приостановились. Однако, вскоре, уже в 1980 году, для центральных полицейских лабораторий были закуплены два американских полиграфа, на которых специалисты-полиграфологи проводили 600-800 проверок в год, как правило, по уголовным делам, в которых классические следственные методы не давали необходимого результата.

С 90-хх годов в Бухаресте, при Институте криминалистики Департамента полиции, существует центральная лаборатория полиграфа, сотрудники которой осуществляют постоянный контроль за качеством выполнения проверок на полиграфе и проводят курсы повышения квалификации практическим полиграфологам. В целом, в период с 1984 по 1995 гг. количество лабораторий полиграфа в Румынии выросло с шести до восемнадцати и уже тогда планировалось создание таких лабораторий в каждой области страны. Полиграф обязательно используется при расследовании дел о коррупции в правоохранительных органах в тех случаях, когда традиционные методы расследования бессильны.

На сегодня в Румынии метод полиграфных проверок активно используется в правоохранительной деятельности. Программа полиграфной проверки разрабатывается совместно следователем и полиграфологом, а обследование полиграфолог проводит самостоятельно. По результатам полиграфного опроса составляется «Протокол о научно-технической констатации», что предусмотрено Уголовно-процессуальным Кодексом Румынии. Результаты опроса используются в качестве доказательства по делу.


Венгрия

В Венгрии применение полиграфных проверок началось с 1978 года. Полиграфные проверки регламентируются Инструкцией МВД № 40. Основы положения настоящей Инструкции заимствованы из аналогичного документа США. В основу документа положены добровольность обследования при проведении полиграфной проверки. В документе декларируется, что отказ от прохождения проверки не преследуется законом. Перед началом тестирования испытуемый письменно должен подтвердить о том, что ему известно, что:

1) выводы по результатам полиграфных проверок не являются доказательством в суде;

2) за отказ от проверки на полиграфе обследуемый не несет наказания.


В странах Европы в течение десятилетий господствовало негативное отношение к внедрению полиграфа. Однако во второй половине 90-хх годов наметилась тенденция распространения полиграфа в странах Западной и Восточной Европы, даже в тех государствах, которые традиционно выступали активными противниками его использования. К этим странам, в частности, относятся Швейцария, Германия, Нидерланды, Швеция и Норвегия. Интересно, что несмотря на длительное присутствие американских войск в послевоенные годы в Федеративной Республике Германии, в отличие от других стран, это не привело к внедрению полиграфа в деятельность государственных органов страны. Напротив, использование полиграфа в этой стране было под запретом.

В середине 90-хх годов в Германии было всего около пяти профессиональных полиграфологов.

Полиграфологи, хоть не массово, но работают во Франции, Великобритании, Италии, Испании, Словении, Боснии, Сербии.


Великобритания

В Великобритании, официально, к полиграфным исследованиям длительное время относились отрицательно. Такие взгляды основывались на результатах анализа британских ученых, которые при попытках внедрения методики, подвергли скрупулезному изучению господствующие в 60-80 годах американские тесты, предназначенные для использования при полиграфных проверках. По заключению ученых, использование методик, включающих в себя контрольные вопросы (а именно эти методики в то время практически вытеснили все остальные), не соответствует британскому праву, согласно которому работники правоохранительных органов Великобритании не имеют права вводить своих граждан в заблуждение.

Дело в том, что общепринятые и отчасти «экспортируемые» без соответствующей адаптации американские методики основаны на сравнении силы психофизиологической реакции, возникающей у обследуемого в ответ на релевантный вопрос (вопрос, имеющий непосредственное отношение к правонарушению, проступку) с реакцией, возникающей на контрольный вопрос. Именно использование этих контрольных вопросов и вызвало вполне закономерный вопрос английских ученых.

Рядом с тем, в Британии нашли широкое применение в социальных службах бесконтактные детекторы лжи, в основном производства Израиля. С помощью этих приборов социальные работники пытаются прийти к выводу относительно искренности претендентов на государственную помощь в тот момент, когда они жалуются на свою бедность, неустроенность, нищету.

Контактные полиграфы сравнительно недавно начали активно использоваться в пенитенциарных учреждениях, как элемент контроля за осужденными, в том числе теми, в отношении которых принимается решение о переводе на более лояльный режим содержания или перед решением о возможности и целесообразности досрочного освобождения. Особенно актуальными признаны осуществления таких полиграфных проверок в отношении лиц, осужденных за сексуальные преступления против несовершеннолетних.


Бельгия

В Бельгии первые полиграфные исследования были проведены в 1997 году. Именно тогда на территории государства действовал серийный убийца детей, для разоблачения которого высшим руководством государства было принято решение использовать методику полиграфного опроса. Работу проводили специалисты из-за рубежа — Канады и Южной Африки. В результате работы полиграфологов следователи получили ориентировочную информацию, которая позволила найти, в том числе, тела убитых детей. Опираясь на результативность полиграфных исследований, было принято решение использовать эту методику и при расследовании других уголовных дел. В общем, до 2001 года, в стране было проведено около 100 полиграфных исследований.

Начиная с 2001 года количество полиграфных проверок начало стремительно расти. Это было связано с тем, что в Бельгии начали работать не приглашенные, а свои специалисты-полиграфологи. По состоянию на 2006 год в этой стране работало трое полиграфологов — офицеров полиции, которые прошли трехмесячный курс обучения в Канадском полицейском колледже. Так, только в первом полугодии 2006 года бельгийские полиграфологи провели полиграфные проверки в отношении 215 обследуемых. Чаще всего полиграф используют при расследовании преступлений, совершенных на сексуальной почве и при расследовании убийств. Согласно законодательству Бельгии полиграфное исследование признается «специализированным методом допроса».

 


Словацкая Республика

Первое отделение специальной психологии, в компетенцию работников которого, прежде всего, относилось проведение полиграфных проверок, было создано приказом министра внутренних дел Словацкой Республики в 1998 году. В отделении сразу начали заниматься скрининговой деятельностью с целью качественного подбора кадров. На основании результатов полиграфных исследований осуществлялся подбор работников для обучения в Полицейском корпусе, работы в специализированных подразделениях, а также отбор кандидатов на руководящие должности.

Начиная с 1999г. отделение специальной психологии из отдела кадровой и социальной деятельности МВД перешло под управление отдела расследования и криминалистической-экспертной деятельности Института криминалистики и экспертиз полицейского корпуса. С этого времени словацкие специалисты-полиграфологи начали оказывать помощь и в расследовании уголовных дел для подразделений криминальной милиции и органов следствия.


Сингапур

Сингапур является одной из тех стран, где полиграф в правоохранительную систему внедрили стремительно, за короткий промежуток времени. В частности, если в 1993 году в стране еще не было ни одного полиграфа, то в 1996 уже активно работали 19 специалистов.

Ведущим пользователем полиграфа в Латинской Америке является Сальвадор, в котором этот метод применяют около сорока лет. Кроме Сальвадора проверки на полиграфе практикуются в Мексике, Боливии, Гватемале, Бразилии, Венесуэле, Аргентине, Уругвае, Панаме, на Ямайке, в Гондурасе и Пуэрто-Рико. Начиная с 1997 года в Мехико проходят ежегодные конференции Латиноамериканской ассоциации полиграфа, объединяющая профессиональных полиграфологов, работающих в странах этого региона. В Мексике полиграф стал едва ли не единственным эффективным инструментом, который способен противодействовать тотальной коррупции в подразделениях, которые призваны бороться с распространением наркотиков. Так, после проверки на полиграфе сотрудников Специального отдела прокуратуры по преступлениям против здоровья, из 2200 работников только 560 были допущены к работе. Вновь созданный Специальный отдел прокуратуры по преступлениям, связанным с наркотиками, ввел практику обязательных проверок на полиграфе всех кандидатов на службу. Работающий персонал каждые четыре месяца проходит специальные тесты на наркотики или проверки на полиграфе (часто — и то, и другое). Для восстановления работоспособности подразделений по борьбе с наркотиками, Мексика получила в США полиграфы и подготовила там же более двух десятков специалистов. Из-за угроз полиграфологам, программа разворачивалась в условиях повышенной секретности.


Азия

В Азии проверки на полиграфе используются в Ливане, Объединенных Арабских Эмиратах, в Гонконге, Саудовской Аравии, Иордании, Кувейте, Малайзии, в Пакистане, Таиланде, на Тайване и на Филиппинах. Специалисты этих стран проходили первичную профессиональную подготовку в США, Израиле или в Японии.

В профессиональном сообществе некоторых постсоветских государств известны факты, связанные с тестированиями лиц, подозреваемых в участии террористической деятельности и, как было установлено впоследствии, проходили специальную подготовку в некоторых странах Азии по курсу противодействия полиграфу.


Африка

В Африке полиграфные проверки введены с конца 70-хх годов. Первым пользователем этого метода в 1978 году стала Южная Африка. Проверки проводятся как в государственных органах, так и в частном секторе. Существует даже Ассоциация полиграфа Южной Африки. Полиграфологи также есть в Марокко, Египте, Кении и Нигерии.


Советский Союз

Довольно часто в литературе можно встретить мнение, что полиграф в Советском Союзе связан с именем А.Р. Лурии.

В 1923 г. известный российский ученый А.Р. Лурия провел соединенный ассоциативно-моторный эксперимент с целью диагностики следов аффекта у преступников. Суть методики заключалась в следующем: обследуемому предъявляли ряд слов, в ответ на которые он должен был максимально быстро ответить первым словом, которое ему придет в голову, и нажать на пневматическую грушу. В первой части исследования были определены информативные признаки методики. Оказалось, что моторная реакция, сопряженная с нормальным ассоциативным процессом, протекает, как правило, совершенно правильно и представляет из себя простое правильное нажатие. Моторика же аффективного процесса всегда дает признаки значительного возбуждения: на кривой нажатия появлялись признаки выраженного дрожания, ломкость.


Олександр Лурія

С 1927 года А.Р. Лурия начал вторую часть исследования, а именно — проверил свою методику в реальных условиях раскрытия преступлений. Всего им было обследовано около 50 человек, причастных к убийствам. У всех обследуемых время нажатия на кнопку, при предъявлении значимых вопросов, увеличивалось на 24%. Однако исследовательская методика А.Р. Лурии не превратилась в технологию измерения, которая бы массово использовалась на практике и, тем более, не дала толчок для инструментальной детекции лжи.

В начале 30-хх годов, в то время, когда полиграфология уже проходила свое становление в США, отношение к ней советской науки оставалось длительное время неопределенным. Идеологическая ангажированность юриспруденции не предполагала вольностей в высказываниях о современных научных способах раскрытия и расследования преступлений. Однако, в 1937 году неопределенность завершилась — Генеральный прокурор СССР А.Я. Вышинский, в публичном выступлении, посвященном проблеме оценки доказательств в советском уголовном процессе, безапелляционно назвал идею использования полиграфа галиматьей, посягающей на основы советского процессуального права». Последователи А. Вышинского — М. Строгович, С. Розенблит, Н. Полянский, А. Роша и другие, в своих научных трудах расценивали полиграф как «средство пыток, имеющее своей целью принуждение человека к даче ложных показаний», есть «предметом нравственного и физического насилия» и «инквизиторским методом, который использует полиция США».

С тех пор судьба полиграфа была предопределена. Недопустимость его использования упоминалась практически в каждом юридическом учебнике, а на принципах безосновательной, неаргументированной, исключительно эмоциональной неприемлемости полиграфа, выросло немало поколений юристов, следователей и оперативных работников правоохранительных органов, которые не только не были знакомы с принципами работы прибора, но и вообще его не видели. По мнению многих известных юристов стереотипность взглядов этой категории специалистов в значительной степени усложняла процесс внедрения полиграфа.

Характерным и знаковым является тот факт, что в отличие от полиграфа, вопросу пыток и истязаний, которые использовались и, по данным международных организаций по защите прав человека,  продолжают использоваться с целью получения показаний во многих постсоветских государствах, не посвящались разделы солидных юридических фолиантов. Видимо давление на человека в грубых его формах было и, нередко, более приемлемым, чем исследование, проводимое в обязательно комфортных условиях.

Идея установления истины с помощью полиграфа не покидала отдельных сподвижников. К особенностям развития полиграфологии в Советском Союзе, как одного из криминалистических средств исследования, следует отнести ее развитие в рамках судебной психиатрии.

Первые исследования начались в Краснодарской краевой психиатрической больнице, в лаборатории функциональной диагностики усилиями В. Варламова и А. Сычева.


Валерій Варламов

В 1959 году они создали трех- и шестиканальный полиграфы с целью определения лжи, симуляций при проведении психиатрической экспертизы. Шестиканальный полиграф В. Варламова и А. Сычева позволял регистрировать на чернильном самописце артериальное давление по методу М. Короткова, грудное и диафрагмальное дыхание, электрокардиограмму (ЭКГ), фотоплетизмограму и кожевенно-гальванический потенциал по И. Тарханову. Прибор использовался для выявления фактов симуляции психических заболеваний. Основная категория обследуемых состояла из работников торговли, которые быстро сориентировались в изменениях в политической и экономической жизни страны и начали обогащаться путем реализации товаров «с черного хода». Желая обезопасить себя от возможного уголовного преследования за спекуляцию и злоупотребление служебным положением, часть из них стремились заранее встать на учет в психиатрической больнице, и с этой целью пытались симулировать психическое заболевание.

Впоследствии В. Варламова заметили и пригласили на работу в Москву. В 1968 году на Петровке, 38 была проведена научно-практическая конференция, по результатам которой возможностям использования полиграфа в практике раскрытия и расследования преступлений была дана высокая оценка. Однако, вскоре часть участников конференции, в том числе и В. Варламова, наказали, а проведение исследований с использованием полиграфа было, без объяснений, устно запрещено.

Будущий разработчик известной линейки российских полиграфов, автор первого на постсоветском пространстве учебника по вопросам полиграфной методики выявления скрытой информации не покинул свои идеи, но был вынужден их несколько трансформировать с учетом политических реалий. В частности, начал углубленно изучать психофизиологию человека в экстремальных ситуациях (например, при восхождении на Эверест), в повседневной жизни (в психофизиологических лабораториях), в профессиях повышенного риска (в автопарках г. Москвы).

В общем, много исследований, проведенных в 70-80 годах советскими биологами и физиологами в той или иной степени касались изучения анализа реакций человека в ответ на предъявление значимых стимулов. Однако, как правило, все исследователи старательно обходили вопрос прикладного использования своих исследований, ведь они, в конце концов, подтверждали научную основу метода «детекции лжи», с которого еще не была снята анафема в официальной советской науке.

То есть, реально складывалась ситуация, когда на Западе, в США, метод инструментальной детекции неискренности активно использовался, но не имел должным образом разработанного, как это следует из заключения УОТ, научно-методического основания. В СССР, напротив, практическое применение метода находилось под жестким идеологическим табу, однако его методические основы были разработаны на достаточно высоком, по крайней мере более высоком, чем в капиталистических странах, уровне.

Возможно так продолжалось бы и дальше, если бы не некоторые факторы, послужившие толчком для выхода методики инструментальной неискренности из подполья. Существует мнение, что отправной точкой для изменений стало то, что в 60-хх годах разведка ГДР неожиданно получила ряд сокрушительных поражений на территории капиталистических стран: хорошо подготовленные агенты были разоблачены с помощью полиграфа.

О неудачах разведка ГДР проинформировала КГБ СССР. «Ненаучный метод» оказался объективной угрозой, а потому специалисты КГБ были вынуждены проанализировать проблему полиграфа. Результаты анализа зарубежной информации как из научных источников, так и со СМИ, свидетельствовали, что метод успешно используется в правоохранительных органах многих зарубежных стран и игнорировать его — значит добровольно перейти в ранг аутсайдеров. В результате было принято решение провести соответствующее научное исследование, которое бы позволило в полной мере раскрыть возможности метода, особенно с учетом потребностей КГБ. Руководство научной темой поручили академику Симонову П.В. В одном из закрытых НИИ академик и его коллеги — кандидат медицинских наук Наумов В.Н. и Заничева А.А., осуществили фундаментальную научно-исследовательскую работу, которая завершилась защитой первой в СССР кандидатской диссертации, посвященной научным основам психофизиологического метода выявления неискренности.


Павло Симонов

Академик Павел Васильевич Симонов провел значительный объем экспериментальных исследований по психофизиологии эмоций, в том числе внимательно изучил метод аппаратного выявления эмоциональных реакций на значимый для субъекта сигнал.

На основании проведенной работы академик пришел к выводу, что эффективность современных способов выявления эмоционально-значимых объектов не вызывает сомнения и эти способы, как и медицинская экспертиза и следственный эксперимент, могут стать «вспомогательным приемом расследования, ускорить его и тем самым способствовать решению главной задачи социалистического правосудия — исключению безнаказанности правонарушений».

В своих трудах академик П. Симонов писал: «В недалеком будущем следствие, которое категорически откажется от применения полиграфа, в какой бы то ни было форме, будет производить такое же впечатление, которое сегодня производил бы врач-кардиолог, который при необходимости диагностировать инфаркт миокарда, отказался бы записать электрокардиограмму и опирался бы только на свой собственный стетоскоп».

Накопление результатов многолетних научных изучений методики, которые свидетельствовали о высокой прикладной ценности и перспективе использования полиграфа в правоохранительной практике привели к тому, что 25 июля 1975 г. приказом Председателя КГБ СССР Ю.Андропова в этом ведомстве была создана первая в стране лаборатория по тематике методологии и практического использования полиграфа. Руководителем лаборатории был назначен кандидат технических наук Юрий Константинович Азаров, заместителем — психиатр Владимир Константинович Носков. Двадцать пять лет спустя, после обучения на курсах специалистов полиграфа в США, именно воспитанники этой лаборатории продолжили развитие полиграфологического направления в ФСБ РФ.

Независимо от работ, которые проводились органами госбезопасности, работники ВНИИ советского законодательства Министерства юстиции СССР Злобин Г.А. и Яне С.А. в середине 70-хх годов опубликовали работу, посвященную научно-техническому обоснованию и процессуально-правовой допустимости использования полиграфа в борьбе с преступностью.

Авторы назвали полиграф средством получения вспомогательной информации о вероятной искренности или неискренности лица, которое дает показания. При этом они пришли к выводу, что проблема полиграфа давно заслуживает глубокого научного исследования и практического опыта. На новаторов с уничтожающей, необоснованной критикой обрушился все тот же Строгович Михаил Соломонович, практически с теми же аргументами, которые они вместе с Вышинским А.Я. использовали еще в 30-хх годах.

Он напомнил, что вопрос полиграфа «решен» и тем самым дал сигнал другим новаторам о том, что пока старая гвардия царит в науке, вопрос полиграфа поднимать, обсуждать — нельзя. Как следствие, экспериментально-прикладные исследования по тематике полиграфа, проводившихся учеными МВД СССР в Москве и Киеве, и докладывались на закрытой ведомственной конференции в Куйбышеве в конце 1978 года, были прекращены.

В 1980 году руководитель ведущего научного учреждения МВД СССР — начальник Всесоюзного научно-исследовательского института МВД СССР генерал-лейтенант И. Карпец в «Литературной газете», в ответ на вопрос журналиста о возможности использования полиграфа в правоохранительной деятельности, достаточно эмоционально и однозначно негативного, традиционно без предоставления хотя бы одного аргумента сказал, что это противоречит «гуманному советскому праву».

С наступлением перестройки, полиграфология начала развиваться достаточно быстрыми темпами. Так, в 1987 году в Москве В. Варламовым был создан первый пятиканальный портативный компьютеризированный полиграф, в марте 1990 года два сотрудника МВД СССР — начальник отдела Главного управления уголовного розыска В. Гордиенко и начальник кафедры Академии МВД СССР С. Игнатов выехали в Польшу для ознакомления с опытом использования полиграфа в правоохранительной деятельности.

На основании тщательного изучения опыта польских коллег они подготовили предложения по целесообразности внедрения полиграфа в деятельность органов внутренних дел СССР, подготовки учебных пособий для будущих полиграфологов, разработки соответствующих учебных программ и научно-исследовательских работ. Отдельным пунктом предлагалось отправить группу работников-правоохранителей в США для приобретения полиграфов и обучения методике полиграфных исследований с целью детекции неискренности. В тот же период времени на учебу в США выехали первые специалисты, работники упомянутой выше тридцатой специальной лаборатории КГБ.


Российская Федерация

В 1992 году в МВД Российской Федерации был издан приказ «О правовом и нормативном обеспечении использования полиграфа в системе МВД РФ». В мае 1993 была введена в действие «Инструкция о порядке применения органами ФСБ опросов с использованием полиграфа», в декабре 1994 года в МВД РФ была введена «Инструкция о порядке использования полиграфа при опросе граждан», в феврале 1996 — «Инструкция о порядке применение специальных психофизиологических исследований федеральными органами налоговой полиции», в 1999 году в Министерстве обороны РФ была утверждена Инструкция «О порядке применения обследований с помощью полиграфа в отношении военнослужащих и лиц гражданского персонала при заключении контрактов о прохождении военной службы (трудовых договоров) и при допуске к государственной тайне».

В 1993 году во ВНИИ МВД РФ был создан специальный отдел, работникам которого было поручено заняться внедрением полиграфа в органы внутренних дел. В этот отдел пригласили работать к тому времени уже доктора биологических наук В.А. Варламова, который, с целью развертывания процесса внедрения полиграфа, сделал основную ставку на подготовку специалистов-полиграфологов и методическое обеспечение их деятельности. Как следствие, подготовку первых полиграфологов начали осуществлять во ВНИИ МВД РФ, то есть именно того учреждения, чей бывший руководитель 13 лет назад не признавал даже самой идеи использования полиграфа в целях выявления скрытой информации.

Составляя квалификационный экзамен по завершению обучения в ВНИИ, одна из первых выпускниц курсов — И.М. Николаева, успешно провела в одном из районных управлений милиции «выпускное» исследование с применением полиграфа. Она проверила с помощью полиграфа мужчину, подозреваемого в совершении убийства, установила у него психофизиологические признаки сокрытия важной информации, сделала вывод о причастности и на основании полученных результатов, склонила его к предоставлению правдивых показаний и выдачи вещественных доказательств. Скорость проведения исследования (около 2:00 часов), гуманность процедуры и самое главное — результат, поразили сотрудников милиции и прокуратуры, и стали весомым аргументом, что опровергал существующие в практических работников стереотипы о полиграфе.

В конце 1994 года в ВНИИ прошла конференция по нетрадиционным методам раскрытия преступлений. На ней, наряду с вопросами возможности использования с целью решения оперативных задач гипноза, экстрасенсов, рассматривался и вопрос практического использования полиграфа.

В мае 2009 г., после ряда негативных резонансных событий, связанных с противоправным гомицидным поведением отдельных работников милиции, в том числе осуществления ими актов расширенного суицида, министр внутренних дел РФ генерал армии Нургалиев Р. подписал приказ № 341, которым предусмотрено разработку и принятия комплекса неотложных мер, направленных на профилактику и предупреждение чрезвычайных происшествий, правонарушений среди личного состава органов внутренних дел. Кроме таких новаций как введение практики личного поручительства при назначении на руководящие должности, в приказе есть пункт и о проведении обязательных полиграфных проверок кандидатов на службу. Этот пункт, не в последнюю очередь, появился потому, что, как оказалось при тщательном изучении каждого из негативных фактов, практически все виновники событий еще до поступления на работу в милицию имели абсолютные противопоказания к службе в правоохранительных органах. Однако несмотря на пребывание на учете в психоневрологическом диспансере, систематическое прохождение курса лечения у психиатра, наличие зависимости от алкоголя или наркотических веществ, опыта совершения противоправных поступков (некоторые из них на момент поступления на службу вообще являлись фигурантами уголовных дел) успешно проходили давно устаревшую систему специальных проверок. Полиграфные же исследования, по мнению руководителя МВД РФ, помогут если не снять проблему, то, по крайней мере, свести ее к минимуму. Кроме того, введение обязательных полиграфных проверок при приеме на службу в органы внутренних дел должно положительно отразиться и на улучшении оперативной обстановки, раскрытии латентных преступлений, ведь не исключается, что по результатам полиграфных проверок к части кандидатов на службу будут проводиться оперативно-розыскные мероприятия.

По состоянию на 2000 год в Российской Федерации был накоплен большой опыт использования полиграфа в оперативно-розыскной деятельности. С 2001 г. начали проводиться психофизиологические экспертизы с использованием полиграфа, что признаются в качестве доказательств и, наряду с другими доказательствами, входят в основу приговора суда. В частности, в одном из первых таких приговоров суда отмечалось, что «в соответствии с комплексной судебной психолого-психофизиологической экспертизой, при предъявлении Хаметову А.Р. среди других нейтральных фотографий фотографии обогревателя, от которого был отрезан кабель, что использовался при удушении С., и кровати, на которой она была задушена, у него полученные значимые реакции, что позволяет сделать вывод о том, что последний был в квартире в момент убийства С. Поэтому суд не принял показания подсудимого Хаметова А.Р. о том, что в этой квартире он не был вообще и С. не убивал, так как они не соответствуют установленным в ходе следствия обстоятельствам события».

Заказчиками экспертиз нередко выступают краевые прокуратуры, Генеральная прокуратура, Военная прокуратура, следователи ФСБ и органов внутренних дел. По иронии судьбы первую подобную экспертизу в России провела признанный специалист, специалист-полиграфолог, кандидат юридических наук Я.В. Комиссарова, чей отец, известный юрист-ученый, в советское время был противником использования полиграфа в юридической практике.

В следственном комитете Генеральной прокуратуры РФ, а следовательно — и в прокуратурах всех субъектов РФ, создан специальный отдел, сотрудники которого должны проводить специальные психофизиологические исследования в рамках расследования уголовных дел и в качестве судебных экспертиз.

Полиграфологи включаются в состав всех следственно-оперативных групп, созданных с целью раскрытия уголовных дел по фактам терроризма. В частности, известный факт награждения МВД РФ в размере 35 000 рублей специалиста-полиграфолога, сотрудницу милиции из Новороссийска за установление в ходе полиграфной проверки личности подрывника, который в течение 2007-2008 гг. совершил ряд терактов в курортных городах Черноморского побережья России. При взрыве одного из заложенных им подрывных устройств, погибла гражданка Украины. Для поиска этого особо опасного преступника были задействованы значительные силы и средства, в результате оперативно-розыскных мероприятий работники правоохранительных органов установили, что взрыватель покинул место преступления на автомобиле «Волга», номер которого, кроме того, ни один из свидетелей не запомнил. Полиграфологи ГУВД Краснодарского края протестовали около 800 человек, владельцев автомобилей данной марки. По результатам одного из этих полиграфных исследований и было установлено террориста — им оказался работник УВД г. Хоста, что находится неподалеку от г. Сочи. Во время полиграфного исследования было также выяснено мотивы противоправной деятельности этого гражданина, а также определено местонахождения вещественных доказательств, с которого, в следующем, осуществили выемку.

На сегодняшний день можно с уверенностью сказать, что в России есть две полиграфные школы. Одна базируется на использовании методик контрольных вопросов. Другая, «краснодарская», в проведении полиграфных исследований придерживается принципов методики выявления скрытой информации, использует непрямые и поисковые тесты. Сторонники методики контрольных вопросов считают, что «краснодарский» подход является методологически необоснованным, так как он не соответствует нормам американской школы специалистов полиграфа. Представители «краснодарской» школы в ответ утверждают, что непрямые и поисковые тесты больше соответствуют менталитету населения России, они доказали свою эффективность при раскрытии и расследовании преступлений, в полиграфному обеспечении антитеррористической деятельности.

Одна из известных практических психологов-полиграфологов (по образованию — врач-психиатр) системы ОВД РФ, Н. Власова, а ныне специалист-полиграфолог бизнес-структуры на юге России, описывая свой опыт использования полиграфа в целях кадрового сопровождения практического подразделения, указывала, что использование шаблонного метода в такой работе является однозначно нецелесообразным. В качестве аргумента она ссылалась на то, что даже выпускники одного вуза, которые имеют одинаковые дипломы, однако формировались в разных социальных условиях, требуют отличного подхода в исследовании, применении индивидуальных опросников и тестов. Несмотря на это, она использовала тесты непрямого метода, что более корректные и дают значительно достовернее результат.

Индивидуальный подход, прогнозирования личностных особенностей, в ряде случаев позволяли получить от самих исследуемых признание о подделке документов или совершении других правонарушений, наличие наркотической зависимости, прохождение курса лечения в психоневрологическом отделении с хронической патологией.

С 1999 г. по 2000 г. при проведении 150 полиграфных опросов кандидатов на службу, у 18 человек обнаружила наркотическую зависимость (в большинстве было установлено источники получения наркотиков), в 7 кандидатов установила незаконное хранение огнестрельного оружия, было обнаружено и изъято сотрудниками милиции (1 пулемет Дегтярева, 3 автомата «Шмайсер», 2 незарегистрированных охотничьих ружья). То есть, в процессе проведения полиграфного исследования полиграфолог-психолог подразделения, получала ценную оперативную информацию, которую, в следующем, проверяли и подтверждали специалисты уже других профилей правоохранительной деятельности. Следствием такого успешного и сглаженного сотрудничества было прекращение противоправной деятельности, раскрытия преступлений.

В свое время эти две русские школы прошли этап непримиримой борьбы, однако и по сей день открыто ни одна из них не приняла аргументы противоположной стороны и не сдала позиции. В общем, воссоединение «идеологически» противоположных школ представляется практически невозможным — полиграф в России давно вышел за пределы методики кадрового обеспечения правоохранительных структур и спецслужб, раскрытия и расследования преступлений. Сейчас это мощная бизнес-индустрия со всеми соответствующими средствами дискредитации конкурентов, привлечение и удержание клиентов, формирование собственного, нередко самостоятельно вымышленного и такого, что искусственно поддерживается, имиджа.

В России не менее пяти фирм выпускают полиграфы и в разы больше курсов подготовки полиграфологов.


Эстония

В Эстонии, в 1992 году, сотрудник юридического факультета Тартуского университета Пеел Прукс опубликовал монографию «Уголовный процесс: научная детекция неискренности». Это была первая солидная научная работа по проблемам полиграфа, которая вышла на постсоветском пространстве. Автор этой монографии первым разделил существующие за рубежом тесты полиграфных опросов не по названиям, а по содержанию, по принципу формирования и использования. В частности, он выделил методики, которые имеют контрольные вопросы (тесты МКВ — методики контрольных вопросов), непрямые и поисковые тесты (тесты методики МВСИ — методики выявления скрываемой информации).

В Эстонии в середине 90-хх годов было уже два полиграфолога.


Латвия

Использование полиграфа в Латвии началось в 1997-1998 гг. с проведения по заказу Главного управления криминальной полиции Латвии научного исследования на кафедре криминалистики Академии Полиции. Во время этого исследования осуществлялось изучение специальной литературы и нормативных актов США, Японии и других стран, в которых есть опыт использования полиграфа, выучивалась практика полиграфных исследований, проводились дискуссии со специалистами в лаборатории полиграфа Израиля.

Кроме того, осуществлялись экспериментальные проверки на полиграфе студентов Академии полиции Латвии, всесторонне анализировались и оценивались правовые, теоретические, практические и методические аспекты полиграфных проверок. В ходе данного исследования также был испытан «анализатор голосового стресса» (бесконтактный полиграф), произведенный в США. По результатам испытания исследователи пришли к выводу о невозможности на данном этапе практического использования бесконтактного голосового полиграфа в процессуальной экспертизе.

Результаты исследований обсуждались с представителями различных правоохранительный институтов Латвии, на совещаниях Генеральной прокуратуры и Государственной полиции. На основании анализа комплекса проведенных мероприятий был сделан вывод, что полиграфная экспертиза, как и любая другая экспертиза, имеет научное и правовое обоснование и ее результаты могут использоваться в качестве доказательства по уголовным и гражданским делам.

С 1998 года в Латвии систематически проводятся проверки с использованием полиграфа, главным образом в виде полиграфных экспертиз по уголовным делам. Проведение экспертизы назначают прокуроры областей, Генеральной прокуратуры и дознаватели полиции. Наибольшая часть экспертиз назначается по уголовным делам о насильственных преступлениях. Полиграфные проверки нередко проходят не только подозреваемые, но и потерпевшие и свидетели.

Ни в одном правовом акте Латвии, в том числе в процессуальном законодательстве, не регламентировано использования полиграфа, так как по мнению юристов в этом нет необходимости. Деятельность полиграфолога подпадает под правовую регламентацию, регулирующего все другие экспертизы.


Литва

Зарождение практики психофизиологических исследований с использованием полиграфа в Литве произошло в 1933 году. Такие исследования сразу расценивались как психологический метод раскрытия преступлений или метод установления «диагностики фактов события». При исследовании использовался метод ассоциации – исследуемому лицу задавали вопросы, связанные с обстоятельствами преступления. Устанавливая уровень растерянности лица во время проверки, исследователи также дополнительно фиксировали изменения в его дыхании и пульсе.

В 90-хх годах ХХ века, после долгого перерыва, в Литве вернулись к идее аппаратной диагностики неискренности, а 29 августа 2000 года был принят Закон Литовской Республики об использовании полиграфа. Законом определяется, что психофизиологическое исследование с использованием полиграфа осуществляется с целью установления информации, которую лицо сознательно скрывает, или с целью установления достоверности показаний. К субъектам, уполномоченным проводить исследование с использованием полиграфа, относятся: уполномоченные институции Министерства внутренних дел Литовской Республики (Департамент полиции при МВД, Департамент охраны руководства государства при МВД, Служба охраны государственной границы при МВД); Второй департамент оперативных служб при Министерстве охраны края; Департамент безопасности государства; уполномоченная институция Министерства финансов — Таможенный департамент при Министерстве финансов; Служба специальных расследований. Психофизиологические исследования проводятся в случаях, когда: 1) рассматривается вопрос о выдаче или отзыва разрешения на работу или ознакомлении с засекреченной информацией, если есть основания полагать, что человек скрыл или предоставил ложные факты биографии или другие ложные показания о себе или о своем окружении; 2) согласно порядку, установленному законами и иными правовыми актами, выполняется служебная проверка, внутреннее или оперативное расследование; 3) расследуются преступления, другие нарушения, включая дисциплинарные проступки, совершение которых связано с нарушением установленного порядка ознакомления, работы с засекреченной информацией, а также с хранением и использованием такой информации; 4) есть просьба лица провести повторное расследование. Согласно Закону, об использовании полиграфа, психофизиологическое исследование не может проводиться в отношении других лиц или в других случаях.

Согласно п.1. ч.1. Закона об использовании полиграфа, лицу, которое отказалось от исследования с использованием полиграфа, может быть не выдано или отменено разрешение на работу или ознакомление с засекреченной информацией.

В 2005 году суд Вильнюсского округа при рассмотрении уголовного дела, по обвинению лица в совершении тяжкого преступления, признал заключение специалиста-полиграфолога в качестве одного из доказательств. 21 сентября 2007 Генеральный комиссар полиции Литвы утвердил «Концепцию применения психофизиологического исследования с использованием полиграфа в борьбе с преступностью, коррупцией полицейского персонала и при отборе для службы сотрудников полиции».


Республика Молдова

В Республике Молдова начало внедрения метода полиграфных опросов приходится на 90-е годы, когда коллегия МВД Республики Молдавия приняла решение о создании лаборатории психофизиологических исследований в оперативно-техническом отделе технико-криминалистического управления МВД РМ. Со временем появились первые операторы полиграфа, которые прошли подготовку в Румынии. Изначально специальной правовой базы, которая бы регламентировала проведение исключительно проведения полиграфологических исследований не было. За правовую основу использования полиграфа признавали «Закон об оперативной деятельности» (раздел «Использование специальной техники в ОРД»), а специалисты-полиграфологи проводили исследование только в полиции и спецслужбах страны. С 2000 г. спрос на полиграфологические исследования стремительно вырос как в полиции, так и в министерстве обороны, службе безопасности, частных предприятиях, банках. С 2009 г. в Молдове действует Закон «Об использовании тестирования на детекторе симуляции (полиграфе)».

Таким образом, в мире есть только три страны, в которых использование полиграфа регламентируется Законом — США, Литва и Молдова.


Армения

В Армении метод полиграфных проверок активно начал использоваться с 1999 г. В работе служб министерства национальной безопасности (МНБ) по трем направлениям: кадровые проверки при зачислении на военную службу в органы МНБ, исследования по уголовным делам по линии МНБ, МВД и прокуратуры, а также работа с объектами оперативной заинтересованности в рамках деятельности органов МНБ. С сентября 1999 г. по приказу министра МНБ Республики Армении систематически проводятся кадровые проверки лиц, зачисленных в резерв органов национальной безопасности. Перед проведением исследования полиграфологу предоставляют возможность ознакомиться со всеми имеющимися первичными материалами, собранными на кандидата на службу.

По данным армянских полиграфологов, в 10% случаев у исследуемых лиц выявляется несоответствие требованиям поступления на службу. Среди причин несоответствия чаще всего встречались: склонность к алкоголизму или употребление наркотических веществ, трудоустройство с целью обеспечения прикрытия предпринимательской деятельности, стремление в будущем использовать служебное положение в корыстных целях, получить оружие. Среди кандидатов на службу также нередко встречаются те, которые к тестированию успешно скрывали имеющиеся проблемы со здоровьем или отдельные биографические факты, которые делают невозможным прохождение ими службы. Все негативные результаты, полученные в ходе полиграфных проверок, некоторое время подвергались тщательной проверке работниками кадрового аппарата с привлечением работников соответствующих служб. В 100% случаев результаты таких проверок полностью подтверждали выводы специалистов-полиграфологов.

В том же 1999 г. специалисты-полиграфологи начали работать и по направлению расследования уголовных дел. В настоящее время в Армении накоплен большой положительный опыт осуществления полиграфных исследований при отборе и сопровождении кадров правоохранительных структур, раскрытия и расследования тяжких, резонансных преступлений. Результаты работы полиграфологов свидетельствуют о безусловной ценности данного метода для практической деятельности органов МНБ, МВД, прокуратуры и других субъектов оперативно-розыскной деятельности Республики Армении.


Республика Белорусь

До появления собственного полиграфного направления, а именно — до 2001 года, в случае крайней необходимости в проведении полиграфных исследований, органы внутренних дел Республики Беларусь обращались в МВД Российской Федерации. В рамках такого сотрудничества в марте 2001 года, для оптимизации расследования резонансного уголовного дела по факту исчезновения оператора ОРТ Дмитрия Завадского, были приглашены сотрудники Управления специальных технических мероприятий при ГУВД Краснодарского края. Краснодарские специалисты не только определили с большого круга подозреваемых лиц, непосредственно причастных к данному событию, но и установили роль каждого из них в совершении преступления, описали следствию неизвестные ранее важные детали совершения убийства. Информация, полученная полиграфологами по данному делу, доказала руководителям государства и Министерства внутренних дел Беларуси необходимость подготовки собственных специалистов-полиграфологов. Сразу была выбрана и школа подготовки полиграфологов, и приборы.

В июне-июле 2001 года на базе ГУВД по Краснодарскому краю были подготовлены пять белорусских специалистов: три работника Главного управления уголовного розыска для оказания помощи в раскрытии и расследовании преступлений и двое работников центральной поликлиники МВД Беларуси — для отбора кандидатов на службу в ОВД.

Официальное практическое использование полиграфа в правоохранительных органах Республики Беларусь берет начало с момента принятия ведомственного постановления МВД № 206 от 31.10.2001 года «Об утверждении Инструкции о порядке проведения ОВД Республики Беларусь опроса граждан с использованием полиграфа». Инструкцией определялись условия и порядок проведения опроса граждан с использованием полиграфа, оформление и хранение материалов, использование результатов опроса. Уже через полгода использования полиграфа в процессе раскрытия и расследования преступлений специалисты провели более 60 полиграфных опросов и предоставили информацию о причастности к совершению преступлений 20 человек, восемь из которых сразу после опроса дали явку с повинной.

Исходя из положительных результатов использования полиграфа при раскрытии тяжких преступлений руководство МВД Республики Беларусь приняло решение создать в центральном аппарате МВД отдел психолого-технического обеспечения раскрытия преступлений из семи человек. Двух специалистов, которых раньше готовили для проведения кадровых проверок, также включили в этот отдел, и они начали оказывать помощь в раскрытии и расследовании преступлений. Учитывая наличие в штате отдела профессиональных психологов, в функции отдела, кроме раскрытия преступлений, входит психологическое сопровождение подозреваемых, разработка психологического портрета преступников по нераскрытым серийным преступлениям и преступлениям, совершенным на сексуальной почве, использование различных психотехнологий в раскрытии преступлений. Также в обязанности сотрудников отдела входит проведение кадровых проверок.

Полиграфологи КГБ Беларуси в основном работают в кадровом направлении.

Особенностью развития полиграфологии в Беларуси является то, что большинство полиграфологов этого государства, в том числе и те, которые работают в бизнес-структурах, объединенные в общественную организацию «Полиграфолог» под руководством действующего специалиста из МВД. Есть данные относительно того, что полиграфные исследования введены в работу спецслужб Киргизии.

В 2009 г. была подготовлена довольно большая группа специалистов-полиграфологов для нужд правоохранительных органов и спецслужб Туркмении. Готовились эти специалисты на территории своего государства, однако полиграфологами из Российской Федерации.


Из доступных источников известно, что полиграф активно используется в Комитете национальной безопасности Республики Казахстан. Использование полиграфа в Республике Казахстан регламентируется ведомственными внутренними актами ряда ведомств. Практика использования полиграфа в Республике Казахстан имеет ряд примеров, когда только результат полиграфного исследования был единственной достоверной информацией, использование которой позволили спецслужбам своевременно предупредить подготовку теракта и раскрыть совершенное правонарушение.

В Комитете национальной безопасности (КНБ) Республики Казахстан полиграф, прежде всего, используется при отборе кандидатов на службу. За использованием полиграфа работники Комитета национальной безопасности значительно обошли сотрудников МВД.

В ноябре 2007 года в. г. Алматы состоялась учредительная конференция Ассоциации полиграфологов Казахстана. На конференции принят Устав Ассоциации и избран Совет Ассоциации.


Ведмидь Владимир ВАП полиграфолог

Ведмидь Владимир Анатольевич, исполнительный директор ВСЕУКРАИНСКОЙ АССОЦИАЦИИ ПОЛИГРАФОЛОГОВ

Надеемся, что этот материал был полезен для Вас.

Если у Вас возникнут дополнительные вопросы об истории полиграфа, пишите на почту info@polygraph.ua либо звоните на номер +38(096) 9669000 (доступен viber, telegram, whatsap).

Владимир Ведмидь, исполнительный директор Всеукраинской ассоциации полиграфологов, бесплатно проконсультирует Вас по возникшим вопросам. Мы открыты к сотрудничеству по всем вопросам, которые касаются проверок на полиграфе, обучения полиграфологов и членства в нашей Ассоциации.

ВСЕУКРАИНСКАЯ АССОЦИАЦИЯ ПОЛИГРАФОЛОГОВ (ВАП) — общественная организация, основана в 2014 году с целью объединения полиграфологов Украины с различными профессиональными знаниями и практическим опытом для формирования единого фундаментального научного базиса и теоретических основ проведения исследований с полиграфом. Детально по ссылке.

В настоящее время Ассоциация имеет региональные представительства ВАП по всей территории Украины, что позволяет нам оперативно и квалифицированно организовывать проведение тестов на полиграфе в любой точке страны.
ИСТОРИЯ СТАНОВЛЕНИЯ ПОЛИГРАФОЛОГИИ В ПРАВООХРАНИТЕЛЬНЫХ СТРУКТУРАХ И СПЕЦСЛУЖБАХ УКРАИНЫ: 1998-2010 ГОДЫ


Первая волна внедрения полиграфа в Украине пришлась на конец 90-х гг. — начало 2000-х гг. и была тесно связана именно с деятельностью правоохранительных органов и спецслужб. Несмотря на скептицизм юристов, которые традиционно повторяли мантру вроде «нет правовых оснований», внедрение полиграфа было неизбежным хотя бы потому, что в то время правоохранители всех государств, с которыми Украина имеет сухопутные и морские границы — Румынии, Молдовы, Венгрии, Словакии, Польши, Беларуси, РФ, Болгарии, Турции, в той или иной степени, кто-то массово, а кто-то эпизодически, но уже использовали полиграф.


Вторая волна внедрения полиграфа в Украине пришлась на середину-конец 2000-х гг.и была инициирована деятельностью частных структур.


Нашу статью мы посвятим именно первому и, как показала практика, основному этапу внедрения полиграфа.

Почему основному? Да потому, что не существует государств, где бы массовое использование полиграфа начиналось с бизнеса — в бизнес полиграф «приходит» или «не приходит» из правоохранительных структур и спецслужб. И если последние изначально отвергли идею использования полиграфа или разочаровались в его результативности, то и в бизнесе он используется ограниченно. В качестве примера можно назвать факт непринятия полиграфа спецслужбами Великобритании, чьи специалисты подвергли аргументированной жесткой критике идею использования вопросов сравнения (контрольных вопросов), обратили внимание общества на неприемлимость использования вопросов, формулирующихся в прямой обвинительной форме.

В то же время сам факт использования полиграфа в правоохранительных органах и спецслужбах вовсе не означает, что это приведет к развитию полиграфологии в области бизнеса. Например, в Турции, по данным открытых источников, уже в конце 80-х гг. было довольно много полиграфологов в спецслужбах, однако с течением лет полиграф в этом государстве так и не нашел массового применения в бизнесе.

Также всегда следует учитывать, что именно оперативное направление работы правоохранительных органов и спецслужб является идеальной площадкой для проверки методики полиграфных опросов — ведь с момента, когда полиграфолог предоставит вывод о причастности / непричастности лица к совершению преступления до момента, когда этот вывод подтвердится / НЕ подтвердится материальными доказательствами и результатами экспертиз, могут пройти годы. В то время как ошибки в кадровом направлении могут оставаться невыявленными годами …


Внедрение полиграфа в органах внутренних дел Украины

Этапу внедрения практической полиграфологии предшествовали теоретические рассуждения о допустимости, с точки зрения советского права, использования полиграфа, а также первые эксперименты с голосовыми анализаторами. Последние полиграфами, безусловно, не являлись, но мы обязаны вспомнить и об этом опыте украинских исследователей.

В частности, в 70-90-х гг. ХХ столетия в Киевской высшей школе милиции проводились исследования по возможности использования речевых характеристик с целью криминалистической идентификации подозреваемого. Работы в указанном направлении, в основном, осуществлялись группой ученых — Салтевским М.В., Жариковым Ю.Ф., Тимошенко П.Ю.

Жариков Ю.Ф. даже провел несколько экспериментов с целью получения информации о причастности подозреваемого к преступлению, которое расследовалось. Учитывая результаты исследований была предпринята попытка создания украинского голосового бесконтактного полиграфа, однако полноценной практической реализации данная идея не получила, а работы в данном направлении практически прекратились после смерти Жарикова Ю.Ф.


Реально в органах внутренних дел Украины полиграф с целью раскрытия и расследования преступлений начал использоваться с 1998 года. Одними из первых начали работать полиграфологи — сотрудники ГУ МВД Украины в АР Крым. Внедрение же полиграфа является непосредственной инициативой неординарного, инициативного, острого на язык и смелого на принятие решений, выдающегося милиционера, известного государственного деятеля и юриста, генерал-лейтенанта милиции Геннадия Геннадиевича Москаля.

Москаль Геннадий Геннадиевич

В 1997 г. Москаль Г.Г. был назначен на должность заместителя Министерство внутренних дел Украины — начальника Главного управления МВД Украины в  Автономная республика Крым, где проходил службу до 2000 г.

С целью оптимизации раскрытия и расследования преступлений он направил на обучение в г. Краснодар первых будущих полиграфологов. Место учебы было выбрано с учетом высокой эффективности полиграфологов Краснодарского края в направлении раскрытия преступлений, совершенных в условиях неочевидности, и, так называемых, «висяков». Стоит вспомнить, что АР Крым в то время был наполнен враждующими бандформированиями, чьи преступления, в том числе резонансные, не раскрывались годами. Решение проблемы остро нуждалось в нетрадиционных, современных методах в сопровождении деятельности оперативников и следователей. Именно таким решением и стало внедрение полиграфа.

Впоследствии, описывая на конференции свои достижения, крымские специалисты приводили следующие данные: за три квартала трое специалистов-полиграфологов проверили 189 человек, на основании результатов полиграфных проверок раскрыто 11 убийств, в том числе заказное убийство криминальных авторитетов, совершенное в 1996 году; раскрыто шесть краж личного имущества граждан и пять краж государственного имущества; получено и предоставлено работникам уголовного розыска 72 оперативные информации, не касающиеся предмета полиграфной проверки, однако имеющие отношение к криминальному прошлому обследуемого и позволили оперативникам раскрыть преступления, совершенные в условиях неочевидности.
В качестве резюме было указано — «специалистами-полиграфологами ГУ МВД Украины в АР Крым раскрывается каждое второе убийство».


В том же 1998 году в ГУВД Краснодарского края на обучение на курсы подготовки полиграфологов из Киева выехала группа будущих специалистов, командированных Министерством внутренних дел. Среди них были сотрудники ГУБОП МВД Украины и работники негосударственной службы охраны «Альфа-Щит».

Кроме того, по инициативе ГУБОП МВД Украины при спонсорской поддержке украинской диаспоры с 1998 по 2000 гг. в США было подготовлено 16 специалистов-полиграфологов для нужд МВД Украины (четыре группы по четыре человека) и закуплено 16 полиграфов фирмы «Axciton». Основу группы будущих полиграфологов составляли проректоры высших учебных заведений МВД Украины, начальники управлений и отделов МВД, ученые.
Большинство из них, вернувшись из заграничной командировки, так и не проводили полиграфные обследования ни в кадровой работе, ни в целях раскрытия и расследования преступлений. В итоге, закупленные «Axciton» использовались только двумя специалистами во Львовском институте внутренних дел и одним специалистом, а именно доктором психологических наук, профессором Барко Вадимом Ивановичем в Национальной академии внутренних дел Украины.

Барко Вадим Иванович

 


На международной научно-практической конференции в 1999 году в Киевском институте внутренних дел, посвященной теме использования полиграфа были представлены доклады представителей СБУ и МВД. Специалисты в области юридической психологии, помимо прочего, обсуждали проблему адаптации программ и полиграфных тестов, разработанных за рубежом, к существующему комплексу мероприятий профессионального отбора кандидатов на службу в украинские правоохранительные органы. Акцент делался на перспективах использования полиграфа для проверки правдивости кандидатов на службу в правоохранительные органы при предоставлении ими биографических данных.

Однако, все же, первая волна популярности полиграфных обследований на территории нашего государства была вызвана насущной необходимостью практических подразделений органов внутренних дел во внедрении новейших технологий в практику раскрытия и расследования преступлений. Среднестатистический преступник, не в последнюю очередь благодаря коррумпированности правоохранительных органов и широкому освещению методов работы сотрудников милиции в средствах массовой информации, стал значительно лучше подготовлен к противодействию правоохранительным органам. Во многие преступные группировки влились бывшие работники правоохранительных органов, которые хорошо ориентировались в практике осуществления оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий. Процесс стремительной переориентации экономических отношений внес коррективы и во взаимоотношения в преступном мире — воровские традиции потеряли свою актуальность, «сотрудничество» с действующими правоохранителями с целью подготовки, совершения преступления, а затем —  избежания наказания, уже не рассматривалась как нарушение воровских норм. То есть, преступность 90-х гг. значительно отличалась от той, которая была десять-двадцать лет назад. В то же время отечественная милиция, особенно ее низовые звенья, которые в основном и являются авангардом борьбы с преступностью, длительное время переживали значительные материально-технические трудности, проблему текучести кадров, перегруженности работой. В этих условиях внедрение группой энтузиастов полиграфных технологий достаточно быстро вызвало положительный резонанс, ведь практически сразу имело следствием раскрытие ряда тяжких преступлений.


Именно очевидные успехи отечественных полиграфологов на ниве раскрытия и расследования преступлений выступили убедительным доказательством практической целесообразности внедрения полиграфа, способствовали популяризации метода среди работников оперативных подразделений милиции и получили поддержку со стороны прогрессивных представителей юридической науки.

Удалова Лариса Давыдовна

Зокрема, відомий правник Лариса Давидівна Удалова у своїх працях зазначала, що «…настав час, відмовившись від упередженого ставлення до поліграфа, «як породження буржуазної криміналістики», розглянути питання про його застосування в кримінальному процесі. Дача показань обвинуваченим, підозрюваним є їхнім правом. Тим більше, що Кримінально-процесуальний Кодекс закріплює їхнє право давати свідчення в присутності захисника. І якщо вони дають згоду на тестуванні на поліграфі, то де ж тут порушення їхніх прав?».

В частности, известный юрист Лариса Давыдовна Удалова в своих трудах отмечала, что «…пора, отказавшись от предвзятого отношения к полиграфу, «как порождения буржуазной криминалистики», рассмотреть вопрос о его применении в уголовном процессе. Дача показаний обвиняемым, подозреваемым является их правом. Тем более, что Уголовно-процессуальный кодекс закрепляет их право давать показания в присутствии защитника. И если они дают согласие на тестирование на полиграфе, то где же здесь нарушение их прав?».

Вместе с тем, взгляды некоторых работников учебно-научных заведений системы МВД Украины и их коллег из гражданских вузов в отношении полиграфа, значительно отличались от взглядов практиков и отчасти не были такими оптимистичными. Часть из них вообще не воспринимали идею использования полиграфа в процессе раскрытия преступлений, апеллируя к аргументам из советских учебников.

Более того, в начале ХХ столетия, когда в РФ, Прибалтике — государствах с законодательством в то время практически идентичным нашему, уже успешно проводились судебные психофизиологические экспертизы с использованием полиграфа, некоторые из известных отечественных теоретиков-юристов в своих публичных выступлениях указывали, что полиграфные исследования недопустимы, поскольку во время их проведения специалист-полиграфолог активизирует память причастного обследуемого.
В результате этой активизации причастное лицо нередко вспоминает мельчайшие детали совершения правонарушения, что хотя и способствует раскрытию и расследованию преступления, сбору качественной доказательной базы, но негативно влияет на эмоциональное состояние обследуемого и, таким образом, нарушает его гражданские права и свободы. При этом такие общепринятые следственные действия, как проведение очной ставки, воспроизведение обстоятельств совершения правонарушения с выездом на место преступления и т.п., не расценивались ими как такие, что «травмируют» подозреваемого.


Юридическая казуистика достигла того уровня, что некоторые теоретики — противники внедрения полиграфа в оперативную, следственную работу органов внутренних дел, откровенно заявляли, что применение бесконтактного полиграфа, использование которого происходит без ведома и согласия обследуемого, безупречное с точки зрения действующего законодательства. Тогда как правовые основания использования традиционного, контактного полиграфа, требуют глубоких и многолетних разработок. Исходя из логики юристов-теоретиков выходило, что использование контактного полиграфа, при котором обследуемый четко осознает, что с ним происходит, предоставляет добровольное согласие на исследование, выбирает варианты ответа и может корректировать вопросы, объяснять возникновение у себя той или иной реакции, менее гуманно и законно, чем тайное использование бесконтактного полиграфа, при котором человек вообще не знает, что является объектом обследования, на основании результатов которого будут делаться выводы относительно его правдивости и которые могут оказать значительное влияние на его судьбу.

Давая положительную оценку бесконтактному полиграфу эти ученые опирались на труды П.И. Гуляева и И.Е. Быховского, которые в 70-хх годах ХХ века доказывали возможность регистрации с помощью специальных датчиков изменений в физиологических характеристиках организма человека на расстоянии. Данная методика предусматривала измерение слабых электромагнитных полей, находящихся вокруг человека. Отдавая теоретический приоритет бесконтактному полиграфу, группа ученых из Академии МВД Украины отмечали, что работы 30-летней давности незаслуженно забыты, не получили должного развития и, вообще, остались известными лишь узкому кругу криминалистов.


Интересно, что, выражая неприятие идеи использования полиграфа в ОРД и следствии, те же ученые из системы МВД Украины не ставили под сомнение возможность использования контактного полиграфа в кадровой работе (с целью проверки правдивости представленной биографической информации, состояния здоровья, склонности к употреблению алкоголя); в учебном процессе вузов для ознакомления с назначением и возможностями использования полиграфа; с целью профессионального обучения специалистов для работы на полиграфе; для предоставления услуг организациям и учреждениям, которые обратились в правоохранительные органы за помощью в использовании полиграфа, при условии введения соответствующей ведомственной нормативно-правовой базы.

В мае 1999 года в Национальной академии внутренних дел Украины был проведен круглый стол «Проблемы и направления внедрения полиграфа в практической деятельности органов внутренних дел Украины». В работе круглого стола принимали участие, как руководители ведущего высшего учебного заведения МВД Украины, так и представители Главного управления по работе с личным составом МВД Украины, доктор биологических наук, профессор В.А. Варламов, полиграфологи-практики, представители Службы безопасности и Министерства обороны Украины. Основная дискуссия велась по следующим направлениям: целесообразность применения полиграфа в кадровой работе МВД Украины; организация подготовки специалистов полиграфа в Украине; сравнительная оценка российских и американских полиграфов; решение проблем адаптации иностранных тестовых методик к условиям использования в Украине; использование полиграфа при раскрытии тяжких преступлений, в том числе заказных убийств; использование полиграфа при проведении служебных расследований; этические требования к деятельности специалистов полиграфа.

Спикеры этого собрания отмечали возможность применения полиграфа в органах внутренних дел Украины на основании ст. 8 п. 9 Закона Украины «Об оперативно-розыскной деятельности», которая позволяет использовать технические средства для получения информации.

К первоочередным задачам было отнесено внедрение ведомственной нормативной базы, разработка научно обоснованных методик опроса граждан с использованием полиграфа и определение основных требований по техническому обеспечению и организации проведения опросов. Основными направлениями внедрения полиграфа в правоохранительные органы Украины были определены: 1) кадровый; 2) криминалистический; 3) следовательский; 4) психодиагностический и психокоррекционный; 5) специальный. Для реализации поставленных на круглом столе задач было решено поставить перед руководством ходатайство о создании в системе МВД Украины координационно-аналитического центра по вопросам применения полиграфа, разработки правовой базы использования полиграфа, как в государственных учреждениях, так и в частных предприятиях, определение порядка сертификации полиграфов, их легального ввоза и применения на территории Украины.


На первом этапе внедрения полиграфа было решено признать целесообразной организацию  соответствующих специальных курсов на базе одного из подразделений МВД Украины. При положительной оценке деятельности выпускников этих курсов планировалось создать специальный центр подготовки на базе Национальной академии внутренних дел Украины. Все выводы, сделанные в результате работы круглого стола были оформлены и переданы в виде докладной записки тогдашнему Министру внутренних дел Украины, генералу внутренней службы Украины Кравченко Ю.Ф.

В 2000 году было принято предварительное решение об организации отбора, подготовки и контроля деятельности будущих специалистов-полиграфологов МВД Украины. С этой целью проводилось комплексное психодиагностическое обследование и скрининговая полиграфная проверка всех 26 психологов ГУ МВД Украины в г. Киеве, из числа которых планировалось сформировать профессиональный костяк милицейских полиграфологов. Однако к обучению так дело и не дошло …


Через два года после проведения круглого стола, а именно 28 августа 2001 года, был издан Приказ МВД Украины № 743 «О проведении эксперимента по использованию компьютерных полиграфов в деятельности органов внутренних дел Украины» за подписью уже нового министра — генерал-полковника милиции Ю. А. Смирнова.

Приказом регламентировалось проведение в течение 2001-2002 гг. на базе органов и подразделений ГУБОП МВД Украины, ГУГСО при МВД Украины, ГУМВД Украины в АР Крым, г. Киеве, УМВД Украины в Днепропетровской, Львовской областях эксперимента с использованием полиграфов при профессионально-психологическом отборе кандидатов на службу в ОВД и обучения в учебных заведениях МВД Украины, зачислении лиц рядового и начальствующего состава в состав миротворческих миссий или тех, которые выдвигаются на руководящие должности, а также выборочно, сотрудников ОВД, в отношении которых проводяться служебные проверки. Использовать компьютерные полиграфы разрешалось лишь при условии добровольного согласия обследуемого.

Тем же приказом утверждалось положение о проведении эксперимента, состав рабочей группы и план нормативно-правового, организационного, научно-методического и материально-технического сопровождения проведения эксперимента. В частности, вышеуказанным планом предусматривалась подготовка проектов нормативных документов по практическому внедрению полиграфных проверок в систему МВД Украины; разработка квалификационных требований к полиграфологам МВД Украины, критерии и порядок их отбора и сертификации; закупка компьютерного полиграфа; подготовка экспериментальной группы полиграфологов.
В случае достижения положительных результатов проведения эксперимента планировалось организовать и провести тендер полиграфной техники с привлечением зарубежных производителей, а также подготовить предложения о возможностях организации производства в Украине полиграфной техники.


Итоги проведенного эксперимента рассматривались на оперативном совещании при заместителе Госсекретаря МВД Украины генерал-лейтенанте Ю.Э. Черкасове. Решение совещания от 07.05.2002 г. №4028 / Чк показало эффективность использования полиграфов и, непосредственно, именно краснодарской методики, как в работе с персоналом, так и в процессе раскрытия и расследования преступлений. На совещании результаты эксперимента по использованию компьютерных полиграфов в деятельности органов внутренних дел Украины были признаны положительными и дающими основание начать широкое внедрение полиграфных технологий в деятельность органов внутренних дел.  С решением совещания согласился и дал поручение по организации его выполнения Министр внутренних дел Украины генерал-полковник милиции Ю. А. Смирнов.

Положительно оценил перспективы внедрения полиграфных проверок в практическую деятельность ОВД первый заместитель госсекретаря МВД Украины, генерал-полковник милиции М.В. Корниенко, который поручил руководству ДКО, ГУБОП, ГСБЭП, НАВД Украины в течение месяца осуществить отбор кандидатов из числа работников оперативных служб и отделов, управлений по работе с персоналом и организовать на базе Национальной академии внутренних дел их обучение работе на полиграфе (поручение от 18.03.2002 г. №2626).


Казалось бы, организационный процесс внедрения полиграфных технологий достиг логического и давно ожидаемого уровня. Однако, несмотря на значительный интерес со стороны практических подразделений и большое количество желающих овладеть профессией специалиста-полиграфолога, обучение так и не было организовано.

Анализ ситуации, сложившейся в то время, позволяет сделать вывод, что бесплатному обучению сотрудников милиции на базе аккредитованного государственного высшего учебного заведения активно и, как оказалось, успешно, противодействовала группа лиц, которые не были заинтересованы в том, чтобы на базе Национальной академии внутренних дел готовили специалистов, которые получали бы свидетельства, выданные с соблюдением всех требований Министерства образования и науки Украины. Кроме того, ответственные лица из числа сотрудников Академии не проявляли должной настойчивости и последовательности в достижении цели — после очередного раскрытия резонансного преступления интерес к полиграфу актуализировался и, вскоре, опять угасал.

Потерпев очередное поражение, идея массового внедрения полиграфных технологий в деятельность милиции снова перешла в сугубо теоретическую плоскость.


11 марта 2004 г. в МВД было проведено очередное оперативное совещание по вопросам внедрения полиграфных технологий в практическую деятельность органов и подразделений внутренних дел Украины. На нем было принято решение создать на базе Киевского института внутренних дел учебную базу по подготовке специалистов-полиграфологов с предоставлением слушателям соответствующего сертификата, дающего право работать по этому направлению в рамках системы МВД Украины. Кроме того, в этом же институте решили открыть лабораторию, на которую должна была полагаться задача разработки научно-методического обеспечения использования полиграфных технологий в кадровой работе.

Почему выбрали именно это учебное заведение, несмотря на то, что в нем не было ни одного специалиста-полиграфолога, который бы работал в оперативно-розыскном направлении, стало понятно довольно быстро: таким образом создавались условия для продвижения на рынке приборов, не соответствующих элементарным современным техническим и программным требованиям и представляли из себя одноканальные датчики кожной реакции, от которых отказались в развитых странах мира, в частности в Японии, еще в 40-х годах прошлого столетия.
Когда специалисты, присутствовавшие на этом совещании, обратили внимание на то, что осуществлению полиграфных проверок невозможно учить, если нет личного опыта проведения такого рода обследований, им объяснили, что в институте собираются давать знания по использованию «полиграфа» в кадровой, а не в оперативно-розыскной работе. По меньшей мере, это можно было расценить как проявление гуманности по отношению к людям, подозреваемых в совершении преступления …

Однако запланированное в очередной раз осталось невыполненным: не были открыты ни курсы по подготовке полиграфологов, ни специальная лаборатория. Возможно это был первый случай, когда действующие специалисты-полиграфологи были довольны промедлением с выполнением решений, связанных с внедрением полиграфа.

Прошло чуть более полугода и лаборатория психологического обеспечения деятельности органов внутренних дел Научно-исследовательского института проблем борьбы с преступностью Национальной академии внутренних дел Украины была признана МВД Украины наиболее продуктивной в направлении развития полиграфологии. Это была заслуженная оценка — ведь основные научные наработки по вопросам внедрения полиграфа в деятельность МВД были осуществлены по личной инициативе именно сотрудников этой лаборатории — Деликатного Сергея Константиновича (работал по совместительству, основное место работы — ООО «Альфа-щит»), кандидатов наук, старших научных сотрудников Морозовой Татьяны Романовны и Дубовой Ирины Александровны.

Именно сотрудники этой лаборатории опубликовали первые пособия для ведомственных специалистов-полиграфологов, написанные по результатам личной повседневной практики раскрытия и расследования преступлений с помощью полиграфа.


Морозова Татьяна Романовна

Оригинальность ситуации заключалась в том, что обучение работе на полиграфе Морозова Т. Р. и Дубовая И. А. проходили во время планового отпуска при спонсорской поддержке известного отечественного эксперта-криминалиста, основателя фирмы «Сантодор», ветерана органов внутренних дел Украины, кандидата юридических наук, доцента Дубового Александра Павловича.

Полиграфы, с помощью которых нарабатывалась экспериментальная база, были приобретены за собственные средства полиграфологов. При этом первое убийство с помощью полиграфа новоиспеченные полиграфологи раскрыли меньше, чем через неделю после возвращения из 5-недельного обучения, которое осуществлялось на базе Краснодарского ГУВД известным специалистом Николаевой Ириной Николаевной. Наиболее значительным достижением деятельности этой лаборатории была разработка «Инструкции по применению компьютерных полиграфов в работе с персоналом органов внутренних дел Украины», утвержденная Приказом МВД Украины от 28.07.2004 г. № 842. Несмотря на сомнения скептиков, которые предрекали «громкий провал» Инструкции, традиционно ссылаясь на необоснованные обвинения полиграфа в «негуманности и незаконности», она была зарегистрирована в Министерстве юстиции Украины 27 октября 2004 г. №1373 / 9972. Эта Инструкция была первым и в течении более 8 лет единственным официально признанным в Украине нормативным документом, открыто регламентировавшим использование полиграфа.

Согласно «Инструкции по применению компьютерных полиграфов в работе с персоналом органов внутренних дел Украины», полиграфные обследования могут быть осуществлены при изучении кандидатов на службу в органы и подразделения внутренних дел или на учебу в учебные заведения МВД Украины, при включении работников органов и подразделений внутренних дел в резерв на выдвижение, перед перемещением по службе и оформлением допуска к государственной тайне. В Инструкции прописаны основные принципы, условия и направления использования полиграфа, порядок и этапы проведения полиграфных проверок, правила использования результатов опроса и требования к хранению материалов полиграфного обследования, организация контроля за работой специалиста и его функциональные обязанности и ответственность.


Есть в Инструкции и словосочетания, вызвавшие удивление у некоторых сторонних специалистов-полиграфологов, в частности — «компьютерные полиграфы». Данное словосочетание использовалось в названии и тексте Инструкции не случайно, хотя и казалось со стороны несколько нелогичным, особенно учитывая то, что на тот момент практически все фирмы-производители полиграфов прекратили серийный выпуск приборов, которые писали чернилами, и наладили производство приборов, представлявших из себя компьютеризированные комплексы. Однако именно во время подготовки и внедрения указанной Инструкции МВД Украины навязывался одноканальный прибор «Вектор», который в ведомственных документах называли «украинским полиграфом». Лоббирование процесса внедрения этой техники было обеспечено на достаточно высоком чиновничьем уровне, а потому аргументы специалистов-полиграфологов, которые настаивали на том, что одноканальный прибор не может быть полиграфом, вообще не принимались во внимание. Использовав же в Инструкции словосочетание «компьютеризированный полиграф», специалисты автоматически охраняли себя от необходимости работать на «Векторе», ведь он не был компьютеризированным.


В 2005 году в рамках сотрудничества НАВД Украины и ООО «Альфа-Щит» была подготовлена ​​первая группа полиграфологов из числа оперативникив. Со стороны НАВД на курсах преподавала Морозова Татьяна Романовна, со стороны «Альфа-Щит» — Половникова Жанетта Юрьевна, Деликатный Сергей Константинович, Чимисова Виктория Александровна. Из этой группы вышло немало известных специалистов, в частности, Денисенко Ярослав Станиславович и Вагина Елена Викторовна, которая положила начало практике использования полиграфа в Государственной фискальной службе.

В начале 2006 года в МВД Украины проводилось расширенное совещание, на котором в очередной раз рассматривался вопрос внедрения полиграфа в деятельность органов и подразделений внутренних дел. Согласно п.6 решения расширенного совещания МВД Украины от 21.01.2006 № 1772 / Лц «Об итогах оперативно-служебной деятельности органов и подразделений МВД Украины по выполнению требований Президента Украины и Кабинета Министров Украины относительно защиты прав и свобод граждан, интересов общества и государства в 2005 году», объявленного приказом МВД Украины от 06.02.2006 № 121 «Об объявлении решения расширенного совещания МВД Украины», работу в данном направлении было поручено выполнять заместителю Министра Евдокимову В.М., ДУР  (Паскал В.Ф.), ГУБОП    (Корнич С.В.), ОБНОН (Андреев Н.Н.), ДКМДН (Цимбалюк Н.Н.), ДБСПТЛ (Андриенко М.И.), КНУВД (Моисеев Е.Н.). До 1 апреля 2006 года планировалось, с учетом результатов изучения практического опыта использования полиграфных технологий в раскрытии преступлений и розыске преступников, разработать перспективную программу их внедрения в оперативно-служебную деятельность органов внутренних дел и законодательного регулирования этого вопроса.


После поручения Министра внутренних дел Украины Луценко Ю.В. от 14.02.2008 года № 2421 / Лц по внедрению и сопровождению предложений, предоставленных в докладной записке заместителя Министра внутренних дел Украины, генерал-лейтенанта милиции Евдокимова В.Н. «О мерах по внедрению полиграфных технологий в практику оперативно-служебной деятельности органов внутренних дел с целью раскрытия преступлений и розыска преступников, обеспечения надежности персонала» в МВД Украины началась подготовка к проведению тендера по закупке полиграфов. По результатам тендера было принято решение закупить 30 полиграфов.

Полиграф “Крис”

По итогам тендера победителем был признан полиграф «КРИС», а обучение было организовано на базе частной структуры — негосударственной службы охраны «Альфа-Щит». Курсы проводились дважды, по 15 человек в группе. Подавляющее большинство выпускников этих курсов положительно зарекомендовали себя на практике, так как едва приступив к работе, сразу помогли раскрыть ряд резонансных преступлений, преступлений прошлых лет. Некоторые выпускники разочаровали своих учителей, и вскоре после получения сертификата о прохождении курсов, практически сразу уволились из ОВД, сделав выбор в пользу частной практики.


Безотносительно к процессам, которые происходили вокруг темы внедрения полиграфных технологий в деятельность ОВД Украины, специальные психофизиологические обследования активно используются в системе ГУБОП МВД Украины с 2000 года. В своей работе специалисты опирались на ст. 28 Конституции Украины, а также на Закон Украины «Об оперативно-розыскной деятельности». Кроме того, в ГУБОП МВД Украины в свое время была разработана временная Инструкция, утвержденная Приказом №1 ДСК от 26.01.2000 г., которой регламентировалось проведение полиграфных обследований. Данная Инструкция действовала более пяти лет, после чего была заменена на другую, в которой в более полной мере были учтены практические особенности данного органа внутренних дел.

Из доступных источников известно, что специальные психофизиологические обследования с использованием полиграфа в то время осуществлялись в ГУБОП МВД Украины, как при оперативно-розыскной работе, так и при решении кадровых вопросов. Инициатором использования специальных психофизиологических обследований в деятельности подразделений БОП был начальник отдела оперативно-технической разведки ГУБОП МВД Украины полковник милиции Рыбак Николай Николаевич.

По состоянию на 2006 год в подразделениях БОП работало семь специалистов-полиграфологов. Двое из них — подполковник милиции Безруков Е.В. (сотрудник ГУБОП МВД Украины) и Шишкин В.В. (сотрудник УБОП МВД Украины в Луганской области) в свое время прошли подготовку на курсах полиграфологов в России, некоторых подготовил сам Безруков Е.В. на базе отдела оперативно-технической разведки ГУБОП МВД Украины.

Согласно представленным на научной конференции данным, по состоянию на 2006 год специалистами-полиграфологами подразделений БОП Украины было проведено 1757 опросов, из которых 1020 — в рамках проведения оперативно-розыскных мероприятий и 737 — для решения кадровых вопросов. В процессе работы раскрыто 120 преступлений. При этом в 77% случаях на основании полиграфной проверки специалистом-полиграфологом была подтверждена непричастность обследуемого к преступлению, в причастности к которому его подозревали оперативные сотрудники. Интересно, что в докладе с целью обоснования результативности работы полиграфологов БОП, чаще всего приводились некоторые примеры использования полиграфа в рамках раскрытия и расследования преступлений, связанных с деятельностью специалистов, прошедших подготовку на методиках краснодарской школы и академика В.А. Варламова.

Исходя из выше изложенного, можно сделать вывод, что вопреки невзгодам объективного и субъективного характера, в основном в результате усилий, приложенных незначительной группой энтузиастов, к середине 2000-х годов полиграфные исследования, как явление, укоренились в органах и подразделениях внутренних дел Украины. Однако уже тогда работники упомянутой лаборатории Национальной академии внутренних дел, где интенсивно развивалось полиграфологическое направление, отмечали, что перспектива развития дела полиграфных исследований находится в полной зависимости от того, будут ли организованы на постоянной основе отечественные, лицензированные МОН Украины профессиональные курсы подготовки полиграфологов для нужд милиции и насколько прозрачными будут тендеры по закупке полиграфов.


Внедрение полиграфа в СБ Украины

Использование полиграфа в Службе безопасности Украины было начато в 1996 году и тесно связано с именем кандидата психологических наук Татьяны Викторовны Дектяревой, которая первой в Украине защитила кандидатскую диссертацию по вопросам использования полиграфа. Защита состоялась в Национальной академии Службы безопасности Украины. Следует заметить, что на этапах прохождения диссертации она встретила значительное сопротивление и была на грани отклонения экспертным советом ВАК. Только благодаря личным усилиям эксперта ВАК Украины профессора Морозова А. Н. диссертация была утверждена, а Дектяревой Т. В.  была присуждена степень кандидата психологических наук.

Дектярева Татьяна Викторовна

Дектярева Т.В. является основным инициатором и разработчиком первых двух приказов по Службе безопасности Украины, в том числе, нормативно регулирующих использование полиграфа. К середине 2000-х годов, кроме Службы безопасности Украины, полиграф использовался в Службе внешней разведки, Главном управлении разведки Министерства обороны Украины, куда в то время перешла часть подчиненных Дектяревой Т. В. Данных о деятельности в этот период специалистов-полиграфологов из числа сотрудников Управления государственной охраны нам найти не удалось.

В апреле 2009 года ректор Национальной академии Службы безопасности Украины генерал-майор Микулин Виктор Петрович с целью открытия курсов подготовки полиграфологов пригласил на работу в Академию на должность старшего научного сотрудника Морозову Т.Р. В короткие сроки надлежащим образом было сформировано лицензионное дело и уже в конце 2009 г. Национальная академия Службы безопасности Украины получила от Министерства образования и науки Украины лицензию на подготовку полиграфологов.


Доктор психологічних наук Морозова Тетяна Романівна

25 февраля 2010 г. на Специализированном ученом совете Национальной академии СБ Украины Морозова Т.Р. защитила первую в нашей стране докторскую диссертацию по вопросам использования полиграфа. На заседании диссертационного совета присутствовали более 20 докторов наук — членов Совета, решение о присуждении ученой степени было принято единогласно. Таким образом, именно в Национальной академии СБ Украины были защищены первые кандидатская и докторская диссертации по вопросам и на базе результатов практического использования полиграфа. Академия также стала первым учреждением, которое готовило полиграфологов в полном соответствии с требованиями Закона Украины «Об образовании».